Социальная общность киберпространства

6 марта 2009
от

С.В. Бондаренко



Пользователи различных телекоммуникационных сетей (интернет, интранет, Usenet, Fidonet и др.) осуществляют в сетях процессы передачи и приема сообщений, используя персональные компьютерные устройства. Пользователи могут быть представлены и как индивиды, входящие в социальные группы, составляющие социум виртуальных сетевых сообществ. Социальные группы сетевых сообществ являются элементами социальной структуры киберпространства. В свою очередь, социальная система киберпространства выступает как новая глобальная социальная общность.В «Российской социологической энциклопедии» под термином «социальная общность» понимается «относительно устойчивая совокупность людей, отличающаяся более или менее одинаковыми чертами (во всех или некоторых аспектах жизнедеятельности) условий и образа жизни, массового сознания, в той или иной мере общностью социальных норм, ценностных систем и интересов. Общности разных видов и типов – это формы совместной жизнедеятельности людей, формы человеческого общежития» [1].

Основой любой социальной общности являются факторы сознания. Интегрирующую роль фактора сознания нельзя отождествлять с сознательным причислением каждого пользователя телекоммуникационных сетей к глобальной социальной общности киберпространства. Но это не означает, что в данном случае нет общих черт, которые бы не сплачивали данную общность, не отличали ее как социальную целостность.

Основа связи, объединяющей пользователей телекоммуникационных сетей в социальную общность, всегда объективна. В отношении общности киберпространства – это заинтересованность в бесперебойном функционировании инфраструктуры глобальных сетей, установлении единых технических стандартов передачи и приема информации, развития международных структур электронной коммерции, телеработы и др. В отношении локальных общностей могут превалировать экономические интересы, связанные с расценками на доступ к сетям, вопросы свободы распространения информации, разнообразия информационных ресурсов и другие параметры объективной общественной реальности. Именно поэтому социальные общности в виртуальном пространстве объективны по своей природе и на них распространяется действие существующих в физическом мире законов развития социума, разумеется, с учетом специфики виртуального пространства.

Социальная общность киберпространства является формой общественной жизни людей, впервые в истории человечества носящей глобальный, наднациональный, надклассовый и надполитический характер. При этом локальные общности могут иметь национальную специфику, отражать особенности политических режимов своих стран и в этом проявляется диалектичность социальных отношений в виртуальной реальности.

Механистическое сопоставление разных общностей или технологических решений, используемых этими общностями для осуществления процессов коммуникации, не может дать объективную картину социальных отношений в виртуальных сетевых сообществах, ибо эти общности не просто сосуществуют и используют те или иные технологии, а переплетены множеством социальных связей. Само киберпространство каждое мгновение изменяет свою структуру: появляются и прекращают свое существование информационные ресурсы, изменяют свое направление информационные потоки, создаются новые технологии обработки и передачи информации.

Информационные технологии изменяют характер работы человека, его социальные связи, орга

 

низационные формы и социальные отношения. История развития информационных технологий может быть представлена как завышение оценок того, что может быть достигнуто в производственной и социальной сферах в настоящий момент, и заниженная оценка долгосрочных последствий для развития общественных отношений. В этом отношении социальные общности киберпространства могут быть представлены как динамично развивающиеся общественные структуры.

Если же говорить о структуре глобальной социальной общности киберпространства, то она состоит из макросоциальных и микросоциальных виртуальных сетевых сообществ. В свою очередь, макросоциальные сообщества (большие группы) могут состоять как из отдельных микросоциальных сообществ (малых групп), так и не иметь деления на устойчивые микросоциальные сообщества.

Классификационным критерием отнесения сообществ к микросоциальным автор предлагает считать следующие:

1. Наличие иерархической структуры сообщества (необходимое, но недостаточное условие).

2. Существование устойчивых межличностных коммуникаций внутри сетевой структуры, в которых принимают участие члены данного микросоциального сообщества (необходимое и достаточное условие).

При выполнении условий 1 и 2 сообщество может считаться микросоциальным. Сам термин «микросоциальное виртуальное сетевое сообщество» означает особый тип человеческого коллектива, а не просто механическую агрегацию пользователей информационного ресурса. Применяя принципы современной социологии малых групп1 к реалиям киберпространства, можно утверждать, что микросоциальные виртуальные сетевые сообщества отличают четыре основных характеристики.

1. Микросоциальное сообщество есть долговременное объединение пользователей в виртуальном пространстве.

2. Микросоциальное сообщество предполагает наличие взаимодействия и отношений между его членами. Это взаимодействие может осуществляться как путем межличностной коммуникации участников сообщества, так и коммуникации с создателями информационного ресурса через ознакомление на регулярной основе с содержанием контента.

3. Микросоциальное сообщество структурировано и в нем существует информационная стратификация.

4. Микросоциальное сообщество имеет ограниченное членство, подразумевающее право доступа к информационным ресурсам сообщества и участия в его деятельности.

Важно отметить, что объединение двух пользователей не может быть отнесено к категории микросоциального виртуального сетевого сообщества. Объясняется это тем, что любая сеть состоит минимум из трех узлов, и только в этом случае устанавливаются отношения, не зависящие от конкретного лица, и возможно использование технологий сетевой коммуникации. Указанное положение лежит в основе существования социальной группы в виртуальном пространстве.

Макро- и микросоциальные сообщества взаимосвязаны. К примеру, макросоциальные сообщества национальных сегментов интернета включают в себя порталы, электронные СМИ, сообщества, объединенные вокруг персональных страничек пользователей, и т. д. Кроме того, один и тот же пользователь может входить в состав разных виртуальных социальных структур.

Однако роль макро- и микросоциальных общностей в вопросах развития структуры киберпространства неодинакова. Именно большие группы пользователей компьютерных сетей оказывают определяющее влияние на малые группы, именно в существовании социума больших групп воплощены объективные законы функционирования виртуальных сетевых сообществ.

При этом важно отметить, что виртуальные сетевые сообщества относятся к категории саморегулирующихся и самопреобразующихся социальных систем. Общий принцип, определяющий характер развития социальной системы виртуальных сообществ, заключается в ее стремлении обеспечить свою целостность и повысить эффективность коммуникационных процессов. В основе реализации этого принципа лежат процессы интеграции и дифференциации, притяжения и отталкивания, составляющие суть становления материи [2].

В деятельности же микросоциальных сообществ очень многое зависит от субъективных факторов, связанных с коммуникативными, экономическими и психологическими аспектами взаимодействия их участников и ряда других обстоятельств. Само же изменение общественной роли микросоциальных сообществ осуществляется под влиянием законов развития виртуальных макроструктур. Например, опыт многих стран свидетельствует о том, что резкие качественные изменения роли компьютерных сетей в жизни общества проявляются после того, как услугами этих сетей начинает пользоваться более 15% населения страны.

Развитие микросоциальных общностей, при всем многообразии их функционирования, подчиняется закономерностям развития больших социальных групп киберпространства. Так, деятельность отдельного электронного магазина неэффективна, если законодательно не определен статус электронной коммерции в целом, отсутствуют платежные системы, единые стандарты безопасности электронных транзакций и т. п. Соответственно, создание вышеуказанных элементов инфраструктуры экономической деятельности осуществляется не в интересах сообщества отдельно взятого электронного бизнеса, а руководствуясь потребностями больших групп пользователей компьютерных сетей.

В основе деятельности виртуальных сообществ лежат процессы коммуникации. Различные типы сообществ имеют разные модели межличностной и межгрупповой коммуникации. Необходимо также учитывать и тот факт, что модели коммуникации в виртуальном пространстве, хотя и имеют много общего с коммуникационными процессами оффлайнового (физического) мира, тем не менее имеют некоторую специфику, связанную с особенностями киберпространства как коммуникационной среды.

Глобальные компьютерные сети относятся к феноменам коммуникационной среды, для которых невозможна пространственная локализация. Можно зафиксировать расположение конкретного компьютера, кабельной или спутниковой линии связи, но невозможно локализовать в пространстве всю сеть.

Распространение информации в глобальных компьютерных сетях также относится к таким феноменам. У глобальных сетей нет единого владельца. В виртуальном пространстве не существует и не может существовать единого, координирующего деятельность всех сетевых сообществ, центра.

Глобальные компьютерные сети полицентричны и потому в них невозможна вертикальная иерархия. При отсутствии единого центра любой сервер может рассматриваться как вершина микроиерархии интересов поль-зователей. А поскольку каждое виртуальное сетевое сообщество, формирующееся вокруг информационного ресурса, может иметь собственную систему духовных ценностей, то нельзя вести речь и об общесетевых духовных ценностях.

При этом очевидна и неизбежность возникновения противоречий между отдельными виртуальными коллективами, которыми являются виртуальные сетевые сообщества. Представляя сообщества как коллективы, автор исходит из точки зрения американского социолога Талкотта Парсонса (T. Parsons), согласно которой коллективом является любая система, включающая в себя согласованные действия группы личностей, ориентированных на достижение коллективной цели или системы коллективных целей [3].

В развитие идей Т. Парсонса можно прогнозировать, что неизбежность возникающих противоречий связана с невозможностью полной интеграции целей группы как в горизонтальной плоскости взаимоотношений с однопорядковыми социальными образованиями (единицами виртуальных сетевых сообществ), так и в вертикальной плоскости – с объединяющими эти единицы социальными системами более высокого уровня.

Это дает основание рассматривать глобальное киберпространство2 как совокупность «частных сетей, каждая со своим правопорядком». Степень расхождения в коллективных целях разного уровня может доходить до разных значений, вплоть до прямого противостояния. Так, виртуальные сетевые сообщества кибертеррористов, стремясь установить свой «квазипорядок» в глобальном сетевом сообществе, вступают в конфликт с остальным социумом киберпространства, включая государственные структуры, отвечающие за соблюдение законности.

Поскольку причины девиантного поведения кибертеррористов могут лежать не только в поведении индивидов, но и в поведении коллективов, возникает необходимость регулирования поведения в киберпространстве отдельных социальных сообществ (к которым относятся и государства). Речь при этом может идти не только о национальном законодательстве, но и о нормах международного права.

При таком подходе к исследованию кибертерроризма можно говорить и о наличии феномена аномии. Понятие «аномия» было введено в социологию Эмилем Дюркгеймом (Emile Durkheim). Речь при этом идет о «состоянии общества или личного отношения к обществу, в котором имеется слабый консенсус, недостаток веры в ценности или цели, а также утрата эффективности, нормативных или нравственных рамок, регулирующих коллективную (индивидуальную) жизнь» [4].

В основе функционирования социальной системы виртуальных сетевых сообществ лежат стратификационные основания. При этом именно социальные основания позволяют рассматривать виртуальное сетевое пространство в стратификационном ключе, что, в свою очередь, дает возможность рассматривать социальный мир как многомерное социальное пространство сквозь призму информационно-стратификационного подхода. Это позволяет в рамках социологической науки оптимизировать разработку научных подходов управления взаимодействием сетевых сообществ в электронном бизнесе и других сферах человеческой деятельности посредством глобальных и локальных компьютерных сетей.

«В качестве инструмента конструирования объективного социального мира, – писал А. Бикбов, – социология предстает наукой, обращенной к социальным различиям, а если принимать во внимание ее политическую определенность – к социальному неравенству» [5]. Дифференцирующие процессы стратификации способствуют самоорганизации сетевых сообществ, а интегрирующие процессы делают указанные свойства устойчивыми в рамках уже сформировавшейся социальной общности.

Несмотря на все приведенные выше противоречия, совокупность сетевых сообществ образует социальную систему, облада

ющую функциями целостного образования. Дополняя друг друга, сообщества тем самым заполняют информационные ниши интересов пользователей, способствуют выработке новых идей, обеспечивая тем самым развитие человечества в целом. Таким образом, разнородность сообществ представляется важнейшим условием социальной целостности киберпространства.

При этом «функцию формы… могут выполнять лишь такие факторы, которые обладают свойством создавать относительно устойчивую сферу детерминации, в пределах которой под влиянием формообразующего фактора развертываются содержательные процессы» [6]. Границы социальной системы виртуальных сетевых сообществ как раз и создают указанную сферу. Содержательные же процессы передачи и обработки компьютерной информации связаны как с взаимодействием виртуальных коммьюнити, создающих эту систему, так и с процессами информационного взаимодействия внутри указанных групп пользователей.

Важно отметить и существование еще одного аспекта функционирования социальной системы в киберпространстве. «Социальная система может рассматриваться не только как определенное множество социальных групп, но и как определенное множество индивидов. Индивиды являются такими же равноправными элементами системы на индивидуальном уровне ее организации, как и группы на групповом уровне» [7].

Речь при этом можно вести не только о самих пользователях, которые принимают участие в процессах групповой коммуникации, сидя при этом перед экранами персональных компьютеров, но о получивших распространение компьютерных сообществах, функционирующих на основе технологии индивидуального взаимодействия «peer-to-peer». Таким образом, в компьютерных сетях достаточно наглядно проявляется существование двух базовых элементов социальной системы и, соответственно, двух уровней организации человеческой жизнедеятельности (индивидуального и группового).

«Оба уровня организации, как показали исследования, связаны между собой реципкорно, то есть, чем больше конкретная ситуация воспринимается как вызываемая межгрупповым контекстом, тем менее вероятно человек будет конструировать свое поведение как межиндивидуальное» [8]. Тем не менее, границы социальной системы должны быть определены. Сделано это должно быть не только для того, чтобы указать на существование достаточно очевидной стратификационной дихотомической пары (люди, владеющие доступом к компьютерным сетям, и не владеющие указанной возможностью), но и для подчеркивания наиболее важных системных качеств, к которым можно отнести целенаправленность и целостность.

Многообразие видов виртуальных сетевых сообществ ставит перед исследователем вопрос о том, что же объединяет в социальном плане столь разнородные объекты, имеющие при этом разную стратификационную структуру (к примеру, сообщества, образующиеся вокруг «домашних» компьютерных страничек, и сообщества пользователей корпоративных интрасетей; локальные сообщества пользователей беспроводных компьютерных устройств и систем «электронного правительства», электронной коммерции и сетевые проекты альтруистической направленности и т. д.). Без осознания единства социальной системы, в которую входят указанные сообщества пользователей, невозможно не только понять процессы формирования информационного общества в целом, но и разрабатывать нормативные акты, регулирующие вопросы функционирования телекоммуникационных сетей, совершенствовать технические средства, обеспечивающие процессы коммуникации, и создавать базисные структуры информационного общества.

 

 

Ссылки

  1. Большой вклад в создание теории функционирования малых групп внесли П. Сорокин, Дж. К. Хоманс, Р.К. Мертон и другие ученые.
  2. Термин «киберпространство» (cyber space) был впервые употреблен американским драматургом Уильямом Гибсоном (W.Gibson) в пьесе «Le Neuromacien» (1984). Термин описывает виртуальное пространство, в котором циркулируют электронные данные и осуществляются процессы электронной коммуникации.

Литература

  1. Российская социологическая энциклопедия / Под общей редакцией академика РАН Г.В.Осипова. – М., 1999. – С. 338–229.
  2. Маркс К., Энгельс Ф.: Собр. соч. Т. 20. – М.: Политиздат, 1955–1981.
  3. Парсонс Т. Система современных обществ / Т. Парсонс. – М., 1997. – С. 31.
  4. Большой толковый социологический словарь Collins. – М., 1999. – Т.1. – С. 31.
  5. Формирование взглядов социолога через критику очевидности / А. Бикбов // Начала практической социологии. – М., 2001. – С. 359.
  6. Категории формы и содержания в психологии / В.Г. Асеев // Категории материалистической диалектики в психологии / Под ред. Л.И.Анциферовой. – М., 1988. – С. 139.
  7. Сушков И.Р. Психология взаимоотношений / И.Р. Сушков. – Екатеринбург, 1999. – С. 18.
  8. Там же. – С. 19.

Бондаренко Сергей Васильевич — директор Центра прикладных исследований интеллектуальной собственности, кандидат социологических наук, Ростов-на-Дону.

© Информационное общество, 2002, вып. 1, сc. 61-64

Метки: , , , , , , , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1