НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СМИ (Ретроспективный взгляд)

5 июля 2009
от

В.С.Хелемендик

Со средины 60-х и до конца 80-х годов автор этой статьи пытался разобраться в процессах становления и развития системы СМИ.[1] Актуальность темы была очевидна, и вполне закономерно, что различные аспекты ее исследования оказались в сфере научных интересов таких ученых, как: Э.Г. Багиров, М.К. Барманкулов, Р. А. Борецкий, Е.П.Прохоров, М.В.Шкондин, АЛ. Юровский.

Особо ценен вклад В.В. Егорова: он не только глубоко изучил природные (коммуникативные) особенности и характер динамичного развития телевидения, но и как практик, руководитель главных редакций пропаганды, учебных и научно-популярных передач ЦТ нередко выступал в роли инициатора и организатора совместных акций телевидения и редакций газет, издательств, а затем анализировал это сотрудничество как ученый.[2]

В конце 70-х и в начале 80-х Годов интенсивно развивается учебное телевидение: объем передач непосредственно на урок составлял (без учета повторов) 160 часов в год. Учитель оказался в ситуации, когда от него требовалось творчески прокомментировать, дополнить увиденное школьниками на телеэкране. Но как эффективнее это сделать? Нужна была методическая поддержка, и по нашей просьбе[3] В.В. Егоров написал книгу, в которой всесторонне рассмотрел широкий спектр рациональных путей использования телепередач в обучении и воспитании подрастающего поколения.[4] Сегодня в России учебного телевидения нет, но, как память о нем, есть книга и, кто знает, возможно, она пригодится в будущем (хорошо бы — в ближайшем…).

Прошли годы, в России утвердился новый общественный строй. Современные политические, социально-экономические реалии объясняют не только другую идеологическую направленность содержания публикаций, теле- и радиопрограмм, но и преобразования в самой структуре системы СМИ. Среди главных факторов этих перемен: а) функционирование прессы в условиях рыночной экономики; б) возрастание роли научно-технических достижений — бурное развитие электронно-компьютерных технологий.

Как критически, в ретроспективном аспекте осмыслить сделанное в 70-е годы? Какие идеи выдержали испытание временем, а какие — нет?

1.

Прежде всего вкратце напомним ключевые теоретические положения системного подхода как методологического принципа исследования СМИ.

Критерием определения любой системы (в природе и обществе) является наличие ряда существенных признаков, присущих именно данной системе: ее структура, общие (интегративные) качества, взаимодействие со средой.

Система СМИ — это единство соответствующих компонентов, возникших в различные исторические сроки (печать, радиовещание, телевидение, сегодня и Интернет). Функциональная общность и общность аудитории (системообразующие связи) приводят к формированию интегративных качеств[5] системы в целом: изобразительно-выразительная и тематическая универсальность, оперативность, гласность, актуальность, непрерывность и преемственность при передаче социальной информации, причем каждое из этих качеств отличается от идентичных качеств печати, радиовещания, телевидения, взятых в отдельности. Каждое звено системы развивается в ее рамках, раскрывая свою коммуникативную (материально-техническую) природу, и тем самым вносит свою лепту в «наполнение» тех или иных интегративных качеств. Так, например, реализация радиовещанием в высшей степени оперативных и синхронных передач о происходящих в мире событиях побуждает, подталкивает печать и телевидение использовать достижения науки и техники для усиления собственной оперативности, и в результате становится полнокровнее соответствующее системное интегративное свойство.

Существенным признаком системы СМИ является динамичный характер взаимоотношений между ее составными частями: они находятся в тесной взаимосвязи, что обусловливает не только развитие, но и эффективность их деятельности. При планировании и подготовке социальной информации, воплощении ее в конкретных формах и жанрах, в ходе избирательного восприятия и усвоения ее массовой аудиторией выявляются объективно присущие системе СМИ отношения координации, которая предполагает достижение специфичности формы, согласования содержания и функциональной предпочтительности (взаимозависимости) публикаций печати, передач ТВ и РВ, то есть объединение всех отраслей журналистики в непрерывно функционирующее целое.

Последовательное применение системного подхода привело к выводу о том, что  средства массовой информации все чаще прибегают к взаимодействию (кооперированию). Кооперирование — это организационное объединение усилий нескольких редакций СМИ на более или менее продолжительный срок с целью совместного исследования тех или иных проблем, комплексного освещения политических и хозяйственных кампаний.

Разнообразные формы кооперирования различных по природе средств массовой информации имели место в нашей стране с начала 30-х годов. Назовем хотя бы некоторые из них:

—  проведение «декады гигантов» (25 июля — 5 августа 1931г.), во время которой газета «За индустриализацию» (орган ВСНХ СССР), радиогазета «Пролетарий», местные издания и заводские многотиражки держали под «перекрестным огнем» ход сооружения шести крупнейших новостроек пятилетки (Магнитки, Уралмаша и др.);

—  газета «Социалистический Донбасс», радио и телевидение в течение пяти месяцев (август-декабрь 1960 г.) совместно освещали вопросы внедрения новой техники на шахтах и заводах Донецкой области под общей рубрикой «Читайте, слушайте, смотрите!»;

—  публицистическое рассмотрение молодежной газетой «Ленинская смена» (г. Горький) и местным телевидением морально-этических проблем (дискуссия на тему: «Как вы понимаете слова «уметь жить»?).

Центральное телевидение неоднократно проводило совместные акции с редакциями «Правды», «Сельской жизни», «Экономической газеты», «Литературной газеты». Печатная публикация отсылала читателя к вечерней телепередаче, которая, в свою очередь, напоминала о том, что заинтересованный зритель может обратиться к газете. По такому принципу (взаимодополнение информации) был осуществлен цикл совместных выступлений «Правды» и ЦТ (март 1971г.) о рабочих — мастерах своего дела, о трудовых коллективах.[6]

Принципиальное значение для познания закономерностей организационного механизма кооперирования средств массовой информации имел проведенный журналистами «Крымской правды», областного радио и телевидения «Смотр общественного питания» (февраль — апрель 1968 г.). Детально продуманный план предусматривал освещение таких тем, как организация удобного обслуживания работников предприятий; пути удешевления и улучшения качества продуктов питания в столовых и кафе и т.д. Комплексное исследование данной социально значимой проблемы напоминало своеобразное движение по спирали, когда каждый новый «виток» — поочередное трехступенчатое по времени рассмотрение партнерами по кооперированию жизненных и производственных ситуаций, то есть развитие темы. Социологическое исследование (заполнение в период «Смотра…» диевника-анкеты читателями «Крымской правды», радиослушателями и телезрителями, которые постоянно питались в столовых) показало, что 68,7 процента опрошенных считают единовременное освещение СМИ важной проблемы целесообразным, отрицательный ответ дали 0,56 процента.[7]

Итак, методологическими принципами кооперирования являются: сознательное, обусловленное общественными потребностями повторение социальной информации (первичные формы), дополнение и развитие ее при освещении избранной темы. При согласованном чередовании материалов печати, ТВ и РВ происходит своего рода передача аудитории «из рук в руки».

Если оценивать теоретические идеи книги «Союз пера, микрофона и телекамеры» то, на мой взгляд, и сегодня сохраняют свою значимость определения понятий «система СМИ», «координация СМИ». Что же касается понятий «взаимодействие» и «кооперирование» в этой системе, то здесь надо признать правоту Е.П. Прохорова: «Взаимодействие — думают об этом или нет, стремятся к нему или нет — при наличии некоторой совокупности средств массовой информации возникает неизбежно в силу объективной необходимости… Форма же взаимодействия, взаимная обусловленность и связь между ними оказываются самыми разными: тут и «отрицательное взаимодействие» (конкуренция), и кооперация».[8] Необходимо дополнить: и в первом, и во втором случае в выигрыше оказывается потребитель информации.

В самом деле, взаимодействие как философская категория представляет собой вид непосредственного и опосредованного отношения, связи и выступает интегрирующим фактором, благодаря которому происходит объединение частей в определенный тип целостности. В этом смысле логично рассматривать взаимодействие СМИ как универсальный закон их функционирования в любом обществе независимо от социальной системы. То же можно сказать и о кооперировании как совместном (при наличии организационных контактов между редакциями) освещении той или иной темы, проблемы, события.

Идеологизированный подход объясняет односторонний взгляд на возможности развития СМИ в буржуазных («демократических», по современной терминологии) странах: «Философские, идеологические и соответственно пропагандистские концепции, которые определяют принципы деятельности средств массовой информации, существенно ограничивают, сдерживают возможности раскрытия специфики каждого из них».[9] Это, разумеется, так. Однако и в социалистических странах аналогичное ограничение происходило в равной степени, в «зеркальном» отображении -только, конечно, в соотвествтии с требованиями другой идеологии.

А как обстоит дело с идеологизацией науки о журналистике сегодня?

Вот одно из положений-аксиом: «Россия в советскую эпоху почти полностью находилась вне общего потока развития СМИ».[10] Научные труды (и цитируемого автора, и автора данной статьи, и многих других ученых), опубликованные в свое время, свидетельствуют об обратном: в рамках социалистической общественной формации печать, радиовещание, телевидение — в соответствии с объективными законами развития СМИ как социальных институтов — проходили, и весьма успешно, собственный путь совершенствования. А если согласиться с вышеприведенной «аксиомой», вполне логично продолжить: сегодня вне «общего потока» находятся СМИ Китая, Вьетнама и ряда других стран…

В этой же книге речь идет и о рассматриваемых нами проблемах: целостность системы СМИ в ряду информационных отношений обеспечивает «взаимодействие, сотрудничество, координация и разделение труда между ними (СМИ. — В.Х.) на основе совместно формулируемых моделей поведения каждого социального субъекта».[11] Несколько туманно, но суть понять можно: это, на наш взгляд, есть не что иное, как признание пропагандистской, социально-психологической функций журналистики. Тем не менее называются лишь информационная, аналитическая и развлекательная функции. Остальные — сокращены, видимо, как «устаревшие» по простой (опять-таки идеологической) причине: существует актуальная потребность подпитки мифа о «свободных», «независимых» — «демократических» СМИ.[12]

2.

Для обоснования понятия взаимодействия как всеобщего, универсального закона функционирования средств массовой информации рассмотрим конкретный пример из практики советских СМИ.

В конце 70-х и в 80-х годах в сфере образования все заметнее становились косность и догматизм, ориентация на могущество инструктивно-рецептурных установок. В результате и в школьной атмосфере усиливались казенщина, очковтирательство, процентомания. В этих условиях печатные СМИ и телевидение в течение десятилетия осуществляли тематически-ситуационное взаимодействие, освещая общественное движение педагогов-новаторов.

Приоритет в открытии темы принадлежал газетам и журналам («Комсомольская правда», «Литературная газета», «Юность»), на страницах которых журналист и писатель С.Л. Соловейчик в своих очерках первым рассказал об идеях В.Ф. Шаталова, И.П. Волкова, Е.Н. Ильина. Эти публикации послужили импульсом для рождения замысла серии книг «Педагогический поиск: опыт, проблемы, находки».[13] Основными критериями при выборе авторов были: новизна форм и методов работы учителя-экспериментатора; эффективность их опыта на протяжении ряда лет; возможность творческого применения находок новаторов другими учителями. Читатели — учителя с одобрением встретили книги серии «Педагогический поиск…», мы получили тогда сотни писем с просьбами об их переиздании. В центральных газетах появилось немало публикаций, вызвавших оживленную дискуссию: последователи Шаталова предлагали распространять его опыт повсеместно, другие были склонны подходить осторожно, третьи же, как говорится, с порога отметали его идеи. А что же наши коллеги?

«Учительская газета» заняла выжидательную позицию, «Советская Россия» и «Литературная газета» поддержали автора книги и издательство.

В 1980 году Главная редакция учебных и научно-популярных передач ЦТ предложила зрителям передачу-диалог тележурналиста Виталия Вишневского и директора издательства «Педагогика», в которой львиную долю времени заняли размышления о книге В.Ф. Шаталова «Куда и как исчезли тройки». Затем была подготовлена новая телепередача — уже с участием самих педагогов-новаторов.[14]

Однако произошло непредвиденное: верстку очередной книги[15] серии «Педагогический поиск…» затребовали в сектор школ и вузов ЦК КПСС. Как ни странно, причиной этого было желание издательства вовлечь в орбиту взаимодействия еще одного партнера: мы передали редакции «Нового мира» рукопись М.П. Щетинина, и отрывок из будущей книги был напечатан в мартовском номере журнала (1961 г.), который, как известно, «верхи» читали. Через несколько дней верстка была возвращена в издательство без комментариев, но с приказом: книгу не печатать.

Я сейчас, вновь перелистываю пожелтевшие от времени страницы, читаю подчеркнутые карандашом места. Что же тогда так встревожило идеологов-консерваторов? Может, вот эта мысль из предисловия к рукописи президента Академии педагогических наук СССР В.Н. Столетова: «Современность такова, что она нуждается в массовом поиске умных, конкретных решений»? Или какое-либо из критических суждений М.П. Щетинина типа: «Учебный процесс односторонен, школа слабо руководит развитием своих учеников»?

В то время события разворачивались стремительно: через две недели (3 апреля) было созвано совещание заведующих отделами науки ЦК союзных республик, обкомов и крайкомов партии. Как мне показалось, ведущего совещание заведующего отделом науки ЦК КПСС СП. Трапезникова мало интересовал доклад министра просвещения СССР М.А. Прокофьева, и в какой-то момент он бесцеремонно прервал его вопросом: «А кто выпустил этого шарлатана Шаталова? «Просвещение»?

Пришлось мне встать и сказать: «Нет, «Педагогика»… Конечно, не надо обольщаться, верстка книги М.П. Щетинина была только поводом для созыва такого совещания. Главное для идеологов ЦК заключалось в том, чтобы подавить любой творческий поиск, они, как всегда, были убеждены: «у нас все хорошо…». А прагматической целью было — «свалить» президента АПН: самостоятелен, поддерживает педагогов-новаторов. И спустя месяц на внеочередном общем собрании академии В.Н. Столетова «демократическим» путем сместили.

После совещания в ЦК я позвонил В.В. Егорову, и мы приняли решение: передачу о педагогах-новаторах не давать в эфир. Скорее всего, главлитовский цензор на Шаболовке мог ее пропустить, но отдел науки ЦК немало крови попортил бы руководителям Гостелерадио.

К учителям-экспериментаторам телевидение смогло вернуться лишь после 1985 года. «Встречи в Останкине» с В. Шаталовым, С. Лысенковой, Е. Ильиным получили огромный общественный резонанс: телевидение в полную силу выявило свои природные особенности в системе СМИ, эмоциональное воздействие на аудиторию было велико, ибо на экране каждый раз представал яркий образ человека-творца. На следующий день после каждой телетрансляции зрители могли прочитать стенограмму выступления (ответы на вопросы) очередного участника этих встреч.[16]

Летом 1989 года ЦТ пригласило для участия в передаче народного учителя СССР, директора Сыктывкарской школы-интерната А.А. Католи-кова. Для меня его выступление стало открытием. На следующий же день я позвонил Александру Александровичу и предложил ему написать книгу для серии «Педагогический поиск…» Так телевидение, в свою очередь, «подарило» издательству еще один адрес новаторского опыта (книга «Моя семья» А.А. Католикова вышла в свет в 1990 году).

С приходом в «Учительскую газету» В.Ф. Матвеева и С.Л. Соловейчика освещение опыта педагогов-экспериментаторов стало в ней главной темой. Была выдвинута концепция «педагогики сотрудничества», в которой сначала утверждалось равенство учителя и ученика в учебно-воспитательном процессе, затем на первый план выступил сам ученик, для учителя же главным педагогическим средством оставалась «любовь к детям». В теоретическом плане это означало возрождение идей «свободного воспитания» (в России они были модными в 1920-е годы), забвение (замалчивание, отрицание) наследия классиков отечественной педагогики (К.Д. Ушинского, Л.С. Выготского, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинского). С другой стороны, создавался своего рода культ избранных учителей-экспериментаторов, абсолютизация их творческих находок и — следующий этап — бесцеремонное, агрессивное навязывание их всему учительству. В отдельных номерах «Учительской газеты» печатались подборки материалов под шапкой: «А вы преподаете по Шаталову (по Ильину)?»[17] Если нет-считайте себя консерватором, противником «перестройки».

«Педагогика сотрудничества» до сей поры для некоторых исследователей СМИ является «путеводной звездой», с помощью которой выстраивается «новая образовательная парадигма телекоммуникативного процесса». Напомним этим авторам, что Л.С Выготский рассматривал в органическом единстве триаду участников воспитательного процесса: «ребенка (1), социальную среду (2), учителя (3)». Учитель — не равный с учеником, на его долю выпадает тоже (наряду с социальной средой) активная роль». И далее: «воспитание можно определить как планомерное, целесообразное воздействие и вмешательство в процесс естественного роста организма».[18] А.С. Макаренко утверждал, что в формировании мировоззрения и нравственности личности решающее влияние имеет социальная среда, условия труда и быта, а собственно воспитательный процесс (объект — субъект воспитания) является лишь одним из факторов воспитания.

В многолетней дискуссии об учителях-новаторах участвовали и педагогические журналы: печатались рецензии, отзывы читателей на их книги («Математика в школе», «Химия в школе», «Советская педагогика», «Вопросы психологии» и др.). Однако последовательно принципиальную полемику с «Учительской газетой» вел единственный журнал — «Народное образование». На его страницах выступали учителя, известные ученые с глубоким анализом достоинств и недостатков книг серии «Педагогический поиск…», где вскрывались несостоятельность, коньюнктурность попыток заменить классическую педагогику «педагогикой сотрудничества».[19] Был выявлен и такой «новый» ее аспект, как принижение роли родителей в семейном воспитании, перевод их в положение равных с детьми партнеров и явное   противопоставление поколений.

Эстафетную палочку взаимодействия с телевидением «Учительская тазета» передала молодежной редакции ЦТ (программа Э. Сагалаева «Двенадцатый этаж»), и теперь — уже синхронно — многомиллионная аудитория старшеклассников и студентов получила «глоток свободы»: ей внушали, что их отцы и деды «не так» прожили жизнь… А затем эти идеи тиражировали «маяки перестройки» — «Московский комсомолец», «Огонек» и т.д. и т.п.

Самое любопытное — читать сегодня такой, например, лозунг: «Больше демократии в школе, больше социализма!» — им заканчивался отчет о второй встрече учителей-экспериментаторов.[20 ]Что ж «Учительская газета» заняла достойное место в «перестроечной» печати. В этом издании, как и в ряде других, произошла направляемая сверху идеологическая переориентация.[21] Осознать это в то время, а тем более иметь мужество высказать свою точку зрения публично, смогли редкие смельчаки. Справедливости ради процитируем одного из них: «В условиях демократии и гласности сложилась определенная монополизация общественного мнения (подч. мною. — В.Х.). Она выразилась и выражается в том — и я отчетливо вижу это теперь уже на радио и телевидении, — что небольшая группа журналистов, ученых активно выступает по всем проблемам. Они в основном заняли микрофоны, многие страницы печати, они формируют общественное мнение…»[22]

3.

В современной России постоянно (фактически ежедневно) осуществляется кооперирование телеканала «Спорт» и радиостанции «Маяк»: на вопросы зрителей по освещаемой в этот день телевидением теме вечером в радиоэфире отвечают авторитетные эксперты (тренеры, предприниматели, спортсмены).

В связи с появлением новых информационных технологий происходит активный процесс интеграции изобразительно-выразительных возможностей различных по коммуникативной природе средств массовой информации, что на практике реализуется системой мультимедийных программ, вэб-узлов и блоков электронной коммуникации благодаря взаимосвязи и взаимодействию существенных элементов текстов и экранной мультимедийности. Типичный пример — кооперирование газеты «Из рук в руки» и одноименного телеканала с целью оперативного предоставления аудитории коммерческой, справочной и социально значимой информации.[23]

В предыдущем разделе подробно рассмотрены различные формы кооперирования и взаимодействия в советской социальной системе, что дает возможность сформулировать важные в теоретическом плане выводы — с точки зрения ценностного содержания информации во время совместных акций, а также специфики организационного механизма их осуществления.

Стоит напомнить, во-первых, что ценности, которые раскрывались в ходе взаимодействия отечественных СМИ, — это труд, творчество, достижения науки и техники; здоровье, образование (сохранение и упрочение социальных гарантий); нравственные ценности (долг, ответственность перед коллективом и обществом).

И второй вывод: организационные контакты между редакциями СМИ были прозрачными, совместные акции проводились гласно.

Совсем иная картина взаимодействия в журналистике Запада. Важную для понимания данной проблемы мысль высказал Н.А. Голядкин: «Тенденциозные материалы политического характера или замалчивание тех или иных событий только наруку конкурентам, которые охотно обнародуют мнения или факты, отличные от других…»[24] Никогда не прекращающаяся борьба за прибыль каждого конкретного СМИ предоставляет аудитории возможность получения информации о происходящих событиях в результате «конкурентного взаимодействия».

Само собой разумеется, что функционированию системы СМИ западноевропейских стран в полной мере присуще и кооперирование — организационно обеспеченное взаимодействие с целью дополнения, повторения информации в требуемом на данный момент аспекте. Об этом свидетельствует практика всех медиаимперий (Бертельсмана, Шпрингера и др.), в России — медиахолдингов Б. Березовского и В. Гусинского, что особенно рельефно проявилось во время выборной кампании 1996 года. Только — в отличие от журналистского взаимодействия в социалистическом обществе — организационные контакты здесь засекречены, дабы не вызывать негативной реакции у подвергающихся идеологической обработке людей, сохраняя у них иллюзию независимых, свободных СМИ. Безусловно прав в своих выводах на сей счет всемирно известный ученый А.А. Зиновьев: «Формально на Западе нет центра, который руководил бы деятельностью идеологического механизма. Но если хозяева идеосферы нашли какие-то идеи неприемлемыми, все его участники начинают действовать так, как будто получили инструкции из невидимого центра наподобие ЦК КПСС… Этот центр состоит из узкого круга лиц, которые санкционируют рекомендации, выработанные более широким кругом политиков, бизнесменов, советников, политологов и проч. Таким образом подается сигнал к согласованной деятельности массмедиа по определенным проблемам».[25]

Исследование взаимодействия СМИ в ретроспективном аспекте существенно затруднено без рассмотрения хотя бы в сжатом виде двух важнейших проблем: ценности общества как фундамента воспитания (социализации) личности и взаимоотношений науки и идеологии.

Тотальное и мгновенное — в контексте исторического времени — разрушение государства и смена общественного строя, дискредитация существовавших идеологических устоев и культурных традиций с неизбежностью приводят к переосмыслению, вытеснению одних ценностей другими. В постсоветской России определились три основные группы ценностных ориентации: религиозные, социалистические, либерально-демократические (буржуазные).

Первые две группы ценностей сближает историческое родство. Это -глубинное стремление русского народа к социальной справедливости, об-щинность (коллективизм), непризнание богатства как ценности и др. С нашей точки зрения, объединение людей на основе осознания духовно-нравственной (ментальной, как сегодня принято говорить) преемственности христианских и социалистических ценностей — один из перспективных путей спасения русской цивилизации, возрождения экономики, культуры, образования и духовной жизни, а также обеспечения национального суверенитета и независимости нашего Отечества.[26]

Частная собственность, материальное богатство, индивидуализм -ценности, возникшие в определенных исторических условиях, они являются, на наш взгляд, временными, преходящими. Именно совокупность названных ценностей лежит в основе либерализма — идеологии западноевропейского цивилизационного типа развития.[27]  Идеологи рыночной экономики еще в XIX веке черпали из эволюционного учения Дарвина аргументы для обоснования ее фундамента — права сильного, предполагающего вытеснение и гибель слабых. Социальное расслоение — «естественный» порядок,  он якобы освящен наукой. Певец «сверхчеловека» Ф. Ницше идею борьбы за выживание людей раскрыл в откровенной и жестокой форме: «Сама жизнь по существу своему есть присваивание, нанесение вреда, преодоление чуждого и более слабого, угнетение, суровость, насильственное навязывание собственных форм, аннексия и, по меньшей мере, по мягкой мере эксплуатация…».[28]

В течение периода «перестройки» и радикальных реформ в России широкое, поистине массовое распространение (естественно, посредством СМИ) получили ценности западной цивилизации, о которых говорилось выше, в форме пропагандистских идеологем и мифов: «демократия», «свобода», «права человека», «гражданское общество», «либерализация», «рынок». Все они обобщались в виде категории «общечеловеческих ценностей». А.А. Зиновьев в своей социологической концепции доказывает, что таковых нет и быть не может, ибо человечество пока не образует единое целое; оно раздроблено на множество цивилизаций. Действенную силу, по Зиновьеву, имеют только те ценности, которые отражают черты реальных социальных организаций, например, включение в систему ценностей коммунизма права на труд, образование, отдых, лечение, обеспеченную старость, жилье и т.д. отражало реальность социалистических стран, а включение в систему демократических свобод и прав отражает реальность стран западного мира.[29]

Что касается взаимоотношений науки и идеологии, то в ходе смены общественного строя воздействие идеологии на гуманитарные науки становится более глубоким и динамичным, чем в годы стабильного, «спокойного» развития общества. Это объясняется необходимостью скорейшего устранения с помощью науки прежней идеологии и утверждения новой, которая призвана объяснить и обосновать политические и социально-экономические изменения в обществе.

В 20-е годы история как школьный предмет была заменена обществоведением, а руководитель Государственного ученого совета Института истории М.Н. Покровский «прославился» афористической формулой: «История есть политика, опрокинутая в прошлое…» Таким образом во имя интересов революции зачеркивалось тысячелетнее прошлое России. В наши дни ситуация повторяется зеркально: .нынешние покровские с таким же рвением стремятся очернить, исказить и выбросить советский период из отечественной истории. Главный «научный» аргумент: отклонение России от, по их мнению, единственного (?!) цивилизационного пути — западноевропейского.[30]  И это — та же «политика, опрокинутая в прошлое».

Аналогичные процессы очередной идеологизации, как уже отмечалось, имеют место и в других общественных науках, в частности педагогике, журналистике. А.А. Зиновьев на протяжении последних тридцати лет разработал собственную социологическую теорию (логическую социологию) и осуществил научный анализ основных        общественно-экономических формаций. Объектом его исследований стала социальная организация реального коммунизма, затем западноевропейских стран и постсоветской России. Труды А.А.Зиновьева изданы более чем на двадцати языках мира (в России в 1999 году вышло в свет собрание сочинений в десяти томах). Его теория — фундамент для понимания истории общества в ХХ-м и развития социальных наук в XXI веке.

А теперь зададимся вопросом: может ли в принципе любая гуманитарная наука быть «неидеологизированной», то есть попросту говоря — наукой?

Или это исключительно удел талантливых и смелых ученых-одиночек, таких как А.А. Зиновьев?

Примечания

1  См.: Хелемендик B.C. Проблемы координации и взаимодействия массовых средств пропаганды. Вып. 2. М., 1969; «Союз пера, микрофона и телекамеры. Опыт системного исследования». Монография. М., 1977.

2  Егоров В.В. Телевидение и зритель, М., 1977;Теория и практика советского телевидения. Учеб, пособие для вузов . М., 1980.

3  Автор статьи в 1977-1992 гг. -директор издательства «Педагогика».

4.  Егоров В.В. Телевидение и школа: Проблемы учебного телевидения. М., 1982. Позже в помощь учителям била выпущена еще одна книга: Муштаев В.П. Уроки искусства. Очерки об учебном телевидении (о литературно-эстетическом цикле). М., 1985.

5.  В только что вышедшей в свет книге содержится близкое к данному тезису утверждение: «Система массмедиа характеризуется наличием интегративных качеств, не сводимых к простой сумме качеств составляющих ее компонентов и проявляющихся в ее функциях». См.: Мрочко Л.В. Теория и практика массовой информации. М., 2006. С. 163.

6. О различных формах кооперирования ЦТ и периодической печати подробнее см.: Егоров В.В. Теория и

практика советского телевидения. С. 66-74.

7. ‘ «Зафиксированные с научной точностью результаты данного эксперимента, — писал Е.П. Прохоров, -дают множество фактов для размышлений и со всей очевидностью свидетельствуют об огромном значении четкого взаимодействия печати, радио и телевидения». См.: Прохоров Е.П. Союз пера, микрофона и телекамеры // Телевидение. Радиовещание. 1978, Х° б. С. 1У.

8. Прохоров Е.П. Указ соч. С, V.   9.  Хелеменднк B.C. Союз пера, микрофона и телекамеры. МР) 1977. С. 84.

10. Засурский Я.Н. Десять лет свободы печати в России. // Система средств массовой информации России. М, 2001. С. 3.

11. Там же. С. 18.

12. Существуют и иные точки зрения. В другом учебном пособии функции СМИ определены следующим образом: информационно-идеологические (информационно-политические), социально-педагогические (культурно-рекреативные), организационно-управленческие (непосредственно организаторские). См. об этом: МрочкоЛ.В. Указ. соч. С 194.

13. Издательство «Педагогика» (1979-1991 гг.): всего выпущено более 50 названий общим тиражом около 4-х млн. экз.

14. Я предложил В.В. Егорову, с которым мы были в постоянном контакте, список авторов книг (вышедших и готовящихся к печати) серии «Педагогический поиск,..», т.е. потенциальных участников телепередач.

15. М.П. Щетинин «Объять необъятное». (Директор Яснозоренской школы Белгородской области рассказывал об учебно-воспитательном комплексе (объединении общеобразовательной, музыкальной и спортивной школ) как новом типе организационно-педагогической системы.

16.  См.: «Учительская газета»: «…И вдруг рождается урок», 1986, 28 июня; «Шаталов: «Дайте мне школу!», 1986, 7 октября; С. Лысенкова: «Хорошо, что мы с вами встретились», 1987, 21 марта. Это — пример простого кооперирования СМИ. Идея публикации материалов «Встреч в Останкине» была подсказана главному редактору «Учительской газеты» В.Ф. Матвееву автором этой статьи.

17. См. об этом подробнее: Соловейчик С. Письмо учителю об учителе // Учительская газета, 20, 23 и 26 сентября 1986 г. Общий объем публикации — полторы газетные полосы. Цель — отповедь учительнице, осмелившейся в письме в редакцию высказать свое мнение о том, что методические находки Е.Н. Ильина не есть открытие.

18.  Выготский Л.С. Педагогическая психология. М., 1989. С. 87-93.

19. См., например: Никандров Н., Гершунский В., Сотрудничество или конфронтация? // Народное образование, 1987, № 4. С. 75-77. Никандров Н.Д. — президент Российской Академии образования (с 1997 года); там же. Лихачев Б. Нова ли «Новая педагогика»? С. 77-80.

20. «Демократизация личности // Учительская газета, 1987, 17 октября.

21. Разумеется, это тема специального исследования по истории печати.

22. Ненашев М.Ф. Выступление на Пленуме ЦК КПСС // Правда, 1989, 22 сентября.

23. См. об этом подробнее: Головко Бориэль. Информационный менеджмент массовой коммуникации. М.,

2005. С. 211-217.

24. Голядкин Н.А. ТВ информация в США. Часть 1. М., 2001. С. 4.

25. Цит. по: Давыдова Л.’В. Социология А.А. Зиновьева — путь к пониманию современности. Учебн. пособие. M., 2006. С. 106,235.

26. См. об этом подробнее: Хелемендик В. Выступление. — Работа духовного возрождения. «Круглый стол» по проблемам воспитания. // «Наш современник». 1998,  11-12. С. 164-165.

27.  См.: Людвиг фон Мизес. Либерализм в классической традиции/ Перевод с англ. М., 2001.

28.  Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Фридрих Ницше. Сочинения. Т. 2. М., 1990. С. 380.

29.  Зиновьев А.А. Социальная организация и система ценностей. Доклад, Российско-японский симпозиум

на тему: «Вечные ценности воспитания». М., 2002 г., 13 октября. Личный архив автора.

30 См.: например: Россия. Т. УШ /Под ред. чл.-корр. РАН, директора Института российской истории РАН А.Н. Сахарова. Серия «История человечества». М., 2003.

Опубликовано: Отечественное телевидение и радиовещание. Часть 3. М: Изд. ИПК работников телевидения и радио, 2006. С.3- 22.

Метки: ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1