Сетевые движения в эпоху постмодерна

27 февраля 2010
от

источник  Kreml.org | Сетевые движения в эпоху постмодерна.

Президент Фонда развития информационных инициатив «Сфера Согласия»

Мы публикуем доклад Андрея Маруденко, участника экспертной сети Кремль.Org, президента Фонда развития информационных инициатив «Сфера Согласия», под названием «Сетевые движения в эпоху постмодерна». Впервые доклад был озвучен на семинаре «Левые и социальные движения в России». В нем, помимо теоретических моментов, приводится интересный пример Народного движения автомобилистов «Свобода выбора», которое действует в новой сетевой логике.

Уважаемые коллеги! Мой доклад заявлен как «Социальные движения и современность», хотя правильнее было бы его назвать «Социальные движения и пост-современность», учитывая те аспекты, о которых пойдет речь ниже.

Доклад состоит из двух частей. Часть первая: «Особенности сетевых структур», где я расскажу об особенностях сетевых структур, чем они отличаются от традиционных бюрократических иерархических структур, а также какое отношение имеют социальные движения к сетевым моделям.

В части второй доклада, я приведу очень эффективный, на мой взгляд, пример сетевого социального   движения в России — Народного движения автомобилистов «Свобода выбора».

Мир стремительно меняется. Мы наблюдаем глобальные мировые изменения, которые затрагивают все сферы социального бытия. Это, прежде всего глобализация, как глобальный тренд, который хотим мы этого или не нет, оказывает большое влияние на все сферы жизни. Мы наблюдаем общее смещение вектора управления социальными процессами с вертикальной в горизонтальную, с административной в коммуникативную плоскость. Развитие средств коммуникации и их доступность порождает прозрачность информационных границ. В связи с этим информационные потоки сейчас практически невозможно контролировать иерархическим структурам. Сетевой принцип организации сообществ получил новые возможности в новой коммуникативной середе, что все мы сейчас   можем наблюдать.

Сеть, как принцип организации сообщества, существовал всегда, но сетевую терминологию, относительно недавно ввели сотрудники Rand Corporation в докладе ‘Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy’, где довольно подробно описали этот принцип, его особенности в приложении к социальному проектированию.

С всеобщим развитием систем коммуникации стало возможным говорить о сетевых сообществах, как об иллюстрации принципа, позволяющего эффективно противостоять традиционным иерархическим структурам. И мы видим, что государству, как основному субъекту глобальных политических процессов все чаще противостоят сетевые структуры. Мы видим рождение новых субъектов международной политики — это сетевые структуры и корпорации, которые пытаются девальвировать роль государства в глобальном масштабе. Эти новые глобальные организованности отрицают классические модернистские институты и начинают действовать в совершенно другой логике.

Можно это представить таким образом, что мы имеем два принципа и два пространства. Традиционное пространство   модерна — можно его назвать «игрой по чужим правилам», поскольку здесь правила давно выработаны, нам остается лишь действовать внутри этой модели. Мы видим здесь государство, политические партии, выборы как процесс прихода к власти, всю ту терминологию и все те структуры, которые сложились и развивались в эпоху модерна.

И мы видим новую логику, новое, я бы сказал, иное, пространство — пространство постмодерна. Это «игра по своим правилам», когда некие структуры начинают игнорировать модернистские институты, нормы, законодательство и решать стоящие перед ними задачи, исходя из новых принципов эффективности, устанавливая свои правила игры. И если в первом случае схему этого пространства можно уподобить давно всем известной и доступной карте местности, то во втором — белому листу, на который, при наличии определенных способностей и возможностей, можно нанести если не все что угодно, то очень многое. Естественно, что появляются желающие заново расписать пространство социального, осознавая просторы новых возможностей.

Мы видим, как действуют террористические структуры, корпорации, как появляются на международной арене новые сообщества, которые строят свою деятельность, исходя из совершенно новой логики, и пытаются перекроить глобальное социальное пространство по-своему.

Теперь немножко о том, чем отличаются сетевые структуры от классических бюрократий, классических иерархических структур.

Бюрократия обязательно имеет жесткую управленческую вертикаль, костную структуру и «штатное расписание». Здесь важен контроль информационных потоков. Каждый участник такой структуры имеет право только на часть информации, согласно его положению в иерархии. Вместо реализации каких-либо проектов половина времени в бюрократии уходит на борьбу за положение в иерархии. На практике мы часто можем видеть бюрократическое избегание ответственности.

Сети — разрознены, не имеют единого центра и жесткой структуры, не локализуемы и порой анонимны. Здесь мы видим креативное и проектное мышление, разделение ответственности, а также очень важный принцип открытости коммуникаций, когда каждый имеет доступ к информации, и каждый связан с каждым. В любой момент можно получить информацию, которая находится у элементов сети в целом.

Безусловно, и в одном случае и в другом есть свои сильные и слабые стороны. Сети в свою очередь, могут включать в себя иерархические элементы, как и бюрократии — сетевые. Но важен объемлющий принцип, который лежит в основе структуры и задает общую организационную логику.

Отсюда, можно сказать, что современные социальные движения тоже существует в двух логиках: это традиционные иерархические движения — политические партии, тоталитарные секты, профсоюзы и т.п. И это сетевые движения, которые действуют в другой логике — антиглобалисты, экологи, виртуальные сообщества, террористические организации и пр. Очень часто это анонимные структуры, которые решают свои вопросы анонимно и, вместе с тем, достаточно эффективно. В новом мире открываются новые возможности и для сетевых социальных движений.

Следует выделить три основных элемента, которые должны присутствовать в сетевом социальном движении:

— это объединяющая идея или смысловой концепт, который разделяют все участники сети;

— общее коммуникативное пространство;

— равенство и связанность участников — равный доступ к информации.

Типология сетевых ролей описывает полноту ролей, которые необходимы, чтобы сеть эффективно работала. Три ролевых типа:

— «идеологи»: необходимо, чтобы кто-то выполнял функцию лидера — выдвижение идей и функцию мыслителя — проверка и оформление идей,

— «информаторы»: необходима функция сенсора — сбор доступной информации, функция модератора — отбор значимой информации и функция аналитика — обобщение информации,

— «реализаторы»: функция бойца- воплощение замысла, функция тыловика — снабжение проведения действий, и функция администратора — согласующего регулирование действий.

Как говорят многие философы, политологи и военные — сетевые войны это войны будущего. Кстати, насколько мне известно, Пентагон активно занимается разработкой концепции сетевых войн. Сейчас часто можно услышать, что существует некое глобальное противостояние между сетевыми структурами и иерархическими. И выдвигается даже тезис, что глобальный разлом, глобальный конфликт будет идти не по цивилизационому или религиозному признаку, а именно по признаку старых структур и новых структур, которые действуют в полярных логиках. И для государственных институтов сейчас крайне необходимо осмыслить эти тенденции и преобразоваться в соответствии с глобальными переменами, в том числе инкорпорировав сетевые механизмы. Во многом это вопрос выживания и нашего будущего.

Государство в виде традиционного бюрократического института, не может эффективно противостоять новым вызовам. Вместе с тем, государственная бюрократия стремится максимально контролировать социальное и политическое пространство. Иллюстрация этого — недавняя законодательная инициатива Госдумы по ужесточению контроля за общественными организациями.

Если говорить об объединении сети в единую жесткую структуру, то, как правило, это не эффективно, поскольку при объединении мы получаем   иерархическую систему с жестким лидером. Попытки построить единую структуру из социального сетевого организма говорят о непонимании существа вопроса, принципиальной разнице логик, в которых существуют эти два принципа.

Теперь я хотел бы остановиться на примере сетевого движения в России — «Народное движение автомобилистов «Свобода выбора».

Все начиналось с того, что была некая коммуникативная площадка — форум автовладельцев, где люди обсуждали разные вопросы, связанные с автомобилями. Но происходит   событие, поступает информация, что 19 мая 2005 года будет заседание правительства РФ, на котором возможно будет рассматриваться вопрос об отмене «правого руля». На форуме, как реакция на событие, появляется инициатива одного человека провести акцию протеста. На форуме присутствуют автолюбители со всей страны, оперативно формируется сетевое ядро, очень быстро происходит функциональное распределение участников и координация акции. Им потребовалось всего 4 дня, я прошу обратить на это внимание, чтобы провести акцию протеста, в которой участвовало 44 региона России что называется «с нуля». Резонанс акция вызвала, естественно, большой. Это очень хорошая иллюстрация того, какие возможности для социальных движений открываются в новой коммуникативной среде. В итоге автомобилистами было заявлено о себе и на основе первого успеха создано социальное движение, действующее в сетевой логике. В короткие сроки был создан качественный Интернет-портал движения, главным элементом которого является именно коммуникативный элемент — живой структурированный форум, который функционирует 24 часа в сутки и существует отчасти в открытом, отчасти в закрытом, как форум координаторов движения, режиме. Членство неформальное, кто участвует в коммуникации и акциях, тот и является участником движения.

Естественно, что власть и оппозиция власти, по отношению к «Свободе выбора» проявили себя как заинтересованные акторы. При этом их стратегии разнятся. Стратегия власти в том, чтоб встроить движение в свое поле, заформализовать, зарегистрировать юридически, чтоб можно было потом на своей площадке с этим как-то работать. Ведь на момент проведения акции движение фактически было, но с точки зрения бюрократии его не было. Оно не было институционально оформлено, это была неуловимая структура. Точечные мероприятия вроде изоляции лидера ничего бы не дали, поскольку на месте одного лидера появился бы новый. А система, вероятно, получила бы дополнительный импульс к развитию. Да и сама функция лидерства в данном случае отличается от лидерства в иерархических структурах.

Власти необходимо ввести запретительные механизмы и механизмы контроля, что сейчас и происходит, путем введения уведомительности и пр. для общественных организаций. Для власти важно оставить, так называемые астероидные группы — небольшие «кружки по интересам», в качестве «кружков по интересам», которые озабочены отдельной узкой темой — автомобили с правым рулем, защита животных и т.п., при этом не допустить их политизации. Что, кстати, и демонстрировала коммуникация представителя одного из министерств с участниками движения автомобилистов на форуме. Он настоятельно рекомендовал им выбрать узкую нишу — сектор владельцев автомобилей с правым рулем, и в этом поле действовать. «Не распыляться», так сказать.

Стратегия оппозиции, безусловно, другая. Оппозиция, видя некую социальную активность, стремиться ее политизировать, оказать финансовую и прочую поддержку и помочь «политически определиться». Она старается задать политический вектор для этих «кружков по интересам» и вписать их в более широкий политический контекст, зачастую не осознаваемый участниками этих групп. Но как показывает практика, на сегодняшний день в России нет такой оппозиционной силы, которая была бы способна выступить такой точкой сборки для разнородных групп.

На примере этого движения видно, как создается довольно гибкий конгломерат, вроде бы без четкой структуры, но здесь есть и отчасти финансы, есть организационные и интеллектуальные возможности,   медийная компонента, энергетика людей, а оппозиция и власть, естественным образом,   стремятся это использовать в своих интересах.

С моей точки зрения не разумно встраиваться в бюрократическое пространство. Если начали играть в сетевой логике, то в ней и нужно продолжать, поскольку именно за счет этого достигается эффективность. Для бюрократии такая структура неуловима, она существует, но ее как бы и нет.

Интересен профиль участников движения, кто же эти люди, продемонстрировавшие нам такую социальную активность. Они сверх политичны. Это люди, живущие на пространстве от Москвы до Владивостока, они стали жить лучше в 2000-е годы, при Путине, но повышение цен для них чувствительно. При этом, социальное раздражение переходит в политическое. Они критичны к действующей власти, не доверяют электронным СМИ. Являются посетителями сайтов «иносми.ру», «инопресса.ру». Это сайты, которые публикуют переводы западной прессы, довольно критичные по отношению к современной России. Там они и получают подтверждение своим взглядам. Здесь я цитирую доклад Станислава Наумова, который сейчас работает советником в министерстве у Христенко. Проблема в том, что многие из участников движения не готовы к диалогу, власть   воспринимают как врага и во что бы то ни стало желают сохранить свою идеологическую непорочность. Не понимая того, что в политике это путь в никуда.

В заключении, вкратце остановлюсь на некоторых основных угрозах подобным движениям. Во-первых, использование движения «в темную». Как оказалось, правительство не собиралось обсуждать вопросы правого руля, кто-то что-то недопонял, опубликовали статью, и пошла цепная реакция. В этот провал в коммуникацияи между властью и населением и попала эта информация. 18 мая поступило опровержение, но маховик уже был запущен и ничего остановить не удалось.

Дальше. Опасность игр по бюрократическим правилам, выход на поле, где играет бюрократия. Это официальная регистрация, превращение в политическую партию и т.п. Это не эффективно, надо придерживаться выбранной логики.

Опасна и внутренняя бюрократизация структуры, переход из сетевой в иерархическую логику.

Еще один важный аспект — это организационная слабость системы, отсутствие аппарата для решения текущих вопросов.

Метки: ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1