Диалог в коммуникативных практиках связей с общественностью

12 декабря 2010
от

Е.Ф.Коханов

Диалогическое общение имеет тенденцию быть той формой деятельности политиков, которая обеспечит им наиболь­шие шансы на успех в социальных процессах предвыборных кам­паний. Возможно, трудно оспаривать подтвержденную опытом многих поколений PR-практику выборных технологий, основан­ную на субъект-объектной технологии. Однако альтернатива по­добной многолетней практики может быть выражена лаконичной формулировкой С.Л. Рубинштейна: «Внешнее (действует) через внутреннее»183. Действительно, реакция человека на одно и то же воздействие в разные моменты различна. Можно утверждать, что «человек перемещается от одной кормушки к другой», от одного внешнего стимула к другому. Однако с не меньшим правом мож­но говорить и о собственной логике человеческого поведения, об определенной системе ценностей, которая определяет его по­ступки в большей степени, чем внешние стимулы. XX век пока­зал, сколь тонок налет «культурного слоя», как легко его «сковыр­нуть». Но не менее наглядно и другое — в одних ситуациях люди ведут себя крайне примитивным образом, легко описываемым простыми бихевиористскими схемами, другие же, наоборот, де­монстрируют совершенно необъяснимую независимость от внеш­них условий.

Вообще говоря, выборный процесс, где в первой фазе политик пытается привлечь на свою сторону избирателей, и вторая фаза, когда инициатива переходит к избирателям, одинаково хорошо описывается как субъект-объектной схемой (воздействие — ре­зультат, стимул — реакция), так и диалоговой-субъект-субъектной схемой. Однако различие состоит прежде всего в том, каким источ­никам поведения отдается приоритет — внешним или внутренним.

Объектная методология предполагает, что один и тот же тип воздействия, примененный к одному и тому же типу объектов, всегда вызывает одинаковый эффект. Значение здесь приобретает правильный выбор стимула, и технологические приемы сводятся в конечном счете к тому, чтобы создать условия, в которых пове­дение индивида (группы) максимально упрощается и его реакция достаточно жестко определяется типом оказанного на него воз­действия.

——

183 Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. — М., 1997. — С. 38—71.

При сильно выраженной потребности или эмоции уп­равляемость человеком возрастает и все, что лежит в русле его до­минанты, притягивает, а все, что мешает удовлетворению доми­нирующей потребности, его отталкивает. «Человек видит, слышит, чувствует не то, что ему сообщается, а то, что он хочет» (феномен А.А. Ухтомского). Механизм формирования новых доминант до сих пор мало изучен, но при прочих равных условиях формирова­ние новой доминанты, тормозящей старую, наиболее целесооб­разно ввести через физиологический механизм*. Поэтому управ­ляемость человека повышается в состоянии усталости, переутом­ления, снижения функций сознания. Более распространено использование алкоголя для достижения нужного результата. Все это — наиболее известный путь к успеху в политике (да и не толь­ко в ней). Подобные технологии управления стали более изощ­ренными и совершенными. В основе лежит не только богатый опыт прошлых лет, но и мощная база психологической науки, взя­той на вооружение PR-практиками с технократическим (объект­ным) мышлением, занятых поисками простейших инвариантов человеческого поведения** через явное или замаскированное информационное содействие.

Метки: , , ,

Версия для печати Версия для печати

Страницы 1 2 3 4 5 6 7

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1