Диалог в коммуникативных практиках связей с общественностью

12 декабря 2010
от

Теоретически подобное использование скрытой составляющей, связанной с предварительным изменением условий восприятия информации, призвано обеспечить сужение зоны взаимодействия между кандидатом и избирателями. Это достигается не ограниче­нием использования информационных каналов (в том числе и СМИ), а, наоборот, интенсивным их задействованием (что типич­но для субъект-объектных технологий). Для создания информаци­онного давления отфильтрованная информация пропускается по всем доступным каналам в больших объемах и определенного ха­рактера (безальтернативной). Поэтому именно избирательное бло­кирование информации обеспечивает названное выше сужение зоны взаимодействия. Это наиболее простой прием. Более тонкий строится на принципе «информационной воронки»184. В его осно­ве лежит естественное или искусственное перенасыщение инфор­мационных каналов, превышающее их эффективную пропускную способность. Такое обычно происходит при большом числе канди­датов и ограниченности доступных каналов СМИ. В результате на избирателя одномоментно выплескивается огромное количество однотипной информации. И избиратель испытывает затруднение в отделении существенной информации от несущественной, то есть избиратель оказывается в своеобразном «информационном тумане». Значимым в этом становятся случайные моменты: место в эфирной сетке, стиль оформления материала, запоминающийся слоган и т. п. Искусственным образом этот эффект может быть до­стигнут, если все предвыборные материалы целенаправленно кон­центрируются в одном времени и месте (отдельная полоса в газете, совмещенный телеэфир).

Особое состояние социального субъекта в выборный период находит свое отражение на индивидуально-психологическом уровне. В психологии личности «необычное поведение», «измене­ние энергетического состояния», ограниченный перенос опыта (вплоть до амнезии) и т. п. обозначается как особое (измененное) состояние сознания. Однако это состояние того же сознания и

184 «Местные выборы»: парадоксы и прогнозы (с позиций социального психоана­лиза) // Социологические исследования. — 1994 — №11. — С. 187.

172

того же субъекта. Трансовая природа такого состояния, сходится с гипнотическим состоянием, с одной стороны, как бы сужает со­знание («все помешаны на выборах»), с другой — расширяет (лю­ди вдруг начинают разбираться в тонкостях и нюансах, которые в обычной жизни находятся вне поля их интересов). Такое трансо-вое поведение хорошо описывается психологией толпы. Находясь в ситуации выборов, человек выходит за пределы своей индивиду­альной, повседневной жизни и становится «человеком толпы»185, человеком в особом состоянии сознания. Поэтому при взаимо­действии с ним необходимы особые методы коммуникации. Од­нако следует подчеркнуть, что речь идет не о гипнотическом или квазигипнотическом воздействии, а взаимодействии с индиви­дом, находящимся в особом состоянии сознания (или, говоря другим языком, взаимодействии с особыми психологическими структурами в сознании человека).

И здесь встает вопрос об этичности и той доле нравственности, какой сама наука PR вбирает в свое предназначение. Ведь для ря­да сложившихся в отечественном политическом PR подходов именно предвыборные технологии, связанные с прямым или кос­венным гипнотическим внушением, являются основными. Ко­нечно, нельзя отрицать (и было бы лицемерием) тот факт, что лю­бые технологии воздействия и взаимодействия, рассчитанные на большие социальные группы, несут в себе гипнотические элемен­ты. Чем больше группа и чем экстремальнее ситуация, тем в боль­шей степени группа воспринимает эмоциональную составляю­щую информации и в меньшей степени рациональную. Поэтому воздействие на эмоциональном уровне всегда имеет гипнотичес­кую составляющую, элемент внушения*.

Однако если это рассматривать с позиций взаимодействия, то становится понятным, что гипнотические технологии являются фрагментом, вырванным из контекста целого, звеном коммуни­кативного акта, которому приверженцы объектных технологий пытаются придать самостоятельное значение. Безусловно, такая часть, оторвавшаяся** от целого, форма, оторвавшаяся от содер-

|85Лебон Г. Психология народов и масс. — СПб., 1995. — С. 234—252.

* Многие психологи считают, что удел человека — вечная и постоянная подвер­женность внушению. «В самой природе общества лежит стремление к внушению и эпидемии потому, что стадное… лишенное критики социальное Я, Я волнующей­ся толпы и доступное внушению подсознательное Я — тождественны». (Сидис Б. Психология внушения. — СПб. 1902. — С. 361).

**См. «форма превращения». Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. М: 1990 — С.315—328.

173

жания, может быть весьма эффективной, поскольку позволяет сконцентрировать усилия в одном направлении. А если это так, то этические нормы вряд ли скоро повлияют на сторонников подоб­ных технологий в PR. (He говоря уж о специалистах информаци­онно-психологических войн). Вопрос регулирования использова­ния таких технологий является тем же вопросом о границах недо­пустимого психологического насилия, разработки соглашений по запрещению или ограничению возможностей пользования как одного из видов информационного оружия (что-то по типу согла­шений по ограничению ядерного оружия).

Однако, как мы считаем, в контексте диалогического общения эффективность подобных технологий не столь уж безусловна. Тех­нологии внушения могут обеспечить сильный, но кратковремен­ный эффект. Психологи, изучавшие проблемы гипноза, давно по­казали, что за фазой зависимости неизбежно выступает фаза от­торжения и чем сильнее первая фаза, тем сильнее эффект отторжения*. История имеет большое количество примеров, ког­да кумиры толпы были свергнуты в одночасье. Встав на позиции гуманистического развития PR, на позиции этической ответст­венности за последствия применения подобных технологий в предвыборных кампаниях, следует предполагать профилактику внушаемости и использование этой естественной динамики** на лучшую перспективу.

Говоря о взаимодействии как о диалогическом общении, еще раз отметим наличие прямой и обратной связи как необходимое условие. Это условие может быть выполнено во встречах с избира­телями и в агитации «из двери в двери», с меньшей вероятностью в отношении СМИ (даже с учетом мониторинговых исследова­ний, интерактивных опросов, общественных приемных и т. п.). В диалоге, в симметричной модели PR дело обстоит несколько сложнее. Выражаясь математическим языком, необходимым и до­статочным условием диалогического подхода к предвыборной кампании будет наличие прямой и обратной связи внутри ее каж­дой подсистемы, причем в том понимании, о котором М. Бахтин

* В психоанализе этот эффект описан как феномен переноса. (См., например,: Шерток Л. Гипноз. — М., 1992; Фрейд 3. Психоаналитические этюды. — Минск, 1991).

** По мнению психологов, критически усваивать информацию способны 15—25% населения. 75% населения обладают повышенной внушаемостью. (Про­блемы управления в чрезвычайных ситуациях / Тезисы докладов IV международ­ная конференция. — М: ИПУ, 1997).

174

говорил, что «слово диалогично, когда внутри него звучит одно­временно другой голос». Это означает, что появление этого слова определяется не только отправителем сообщения, но и его получа­телем. «Слово рождается в диалоге, как его живая реплика, форми­руется в диалогическом взаимодействии с чужим словом в предме­те. Конципирование словом своего предмета — диалогично»186.

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

Метки: , , ,

Версия для печати Версия для печати

Страницы 1 2 3 4 5 6 7

Написать ответ

 

SSD Optimize WordPress UA-18550858-1