Фукусима — Чернобыль: оптимистические надежды не оправдались

16 марта 2011
от

События последних дней к сожалению потребовали пересмотреть позицию изложенную в предыдущем посте.

Основываясь только на данные поступающие с информационных лент можно утверждать, что между двумя словами стоящими в заголовки нужно ставить знак равенства, а может быть и знак:  >.

Сообщается, что все блоки находятся в аварийном состоянии, на двух из них поврежден корпус реактора, ТВЭЛы продолжают нагреваться, началась неуправляемая реакция в резервуарах с отходами, почти наверняка начнется расплавление, а затем и сплавление топлива.

Следовательно, почти наверняка, наружу вырвутся теперь уже тяжелые (долгоживущие)  продукты распада.

Возможен и весьма вероятен тепловой взрыв в следствии перегрева топлива и отработанного топлива, который приведет к переносу частиц топлива на значительные расстояния.

Не исключена, хотя и очень мала,  вероятность и ядерного взрыва, если в кипящей массе образуется сгусток урана и плутония равный критической массе, от 1 -го до 10 кг.

Уровень радиоактивности около станции уже запределен. Сообщают о 1 000 микрозивертов в час.

Для справки:  Зиверт (Зв, Sv) — системная (СИ) единица измерения эффективной и эквивалентной доз ионизирующего излучения (используется с 1979 г.). 1 зиверт — это количество энергии, поглощённое килограммом биологической ткани, равное по воздействию поглощенной дозе.

Ранее использовалась единица БЭР — биологический эквивалент рентгена, который равен дозе излучения в рентгенах умноженную на коэффицент качества. Коэффицент качества для нейтронов от 5 до 20, для тяжелых ядер около 20.  1 зиверт = 100 БЭР.

Предельная допустимая доза облучения для персонала от 1 до 3 БЭР в год, то есть 10-30 милизивертов.

Сейчас, подчеркиваю,  у станции 1 000 микрозивертов или 0,01 зиверта или 1 БЭР в час.

По  ТВ говорят о мили, а не микрозивертах. Надеюсь что корреспонденты оговариваются, поскольку в этом случае получается 100 БЭР в час. Для справки — это  соответствует ПДД для солдата в случае ядерной войны, который получив ее,  в течении нескольких часов еще сможет выполнять боевую задачу.

Но, фактически эта доза является смертельной.

Отмечу, что эти данные характеризуют уровень радиации около блока, каков он внутри станции — можно только предполагать.

Ясно что люди там работать не могут, и роботы, как показал еще Чернобыль, тоже. Электроника не выдерживает интенсивного ионизирующего излучения и высокой температуры.

Так что совершенно непонятно: что они будут делать. Пока, насколько известно, — персонал эвакуирован.

И еще:

Реактор это не машина, управляемая человеком.  Важно определить: чем человек — оператор станции на самом деле берется управлять. Реактором? Ядерным процессом? Или может быть экосистемой включающей реактор, персонал, население, зверей и растения и т.п.

Чернобыль был примечательной и яркой иллюстрацией совкового типа менеджмента, ведь одной из причин события явилось то, что оператор блока не смог нарушить приказ оператора кольца о выводе реактора но мощность в процессе проведения эксперимента. Он рисковал премией, а последствия НЕ МОГ предвидеть поскольку все, включая начальника станции, были уверены что такая авария невозможна, потому что невозможна никогда. Однако произошло то, что не может произойти никогда. Вот почему удивляет сегодня уверенный голос Путина о строительстве абсолютно надежных реакторов. Нет ничего абсолютно надежного, тем более абсолютно надежных методов управления цепной реакцией. А.Н.Тюрюканов как-то точно заметил, что управление ядерным процессом невозможно в принципе, в силу его принципиальной стохастичности. На ядерные и квантовые процессы человек может смотреть только издалека, с очень высокой степенью усреднения, и результаты его наблюдения остануться весьма относительны, поскольку, то что происходит на субатомном уровне невозможно поверить личным опытом макрожизни. Куда уж тут управлять этим.
Второй момент: Опять становится ясным, что цена ошибки оператора станции соизмерима с ценой ошибки полководца и властителя, поскольку его неправильные действия могут привести к гибели государства. Однако  уровень ответственности оператора не соизмерим с его социальным статусом. Я не утверждаю, что персонал японских станций в чем-то ошибался, но он оказался бессильным перед нештатной ситуацией, которую вообще говоря можно было-бы и предвидеть. Как будут дальше развиваться события — не хочется даже и предполагать, но похоже худшие опасения сбываются. И, главное не ясно, как это можно остановить…

Метки: ,

Версия для печати Версия для печати

2 Ответовна «Фукусима — Чернобыль: оптимистические надежды не оправдались »

  1. leonty на 16 марта 2011 из 16:19

    «цена ошибки оператора станции соизмерима с ценой ошибки полководца и властителя, поскольку его неправильные действия могут привести к гибели государства. Однако уровень ответственности оператора не соизмерим с его социальным статусом…»

    Тогда возникает закономерный вопрос: если на АЭС каждый оператор будет с социальным статусом полководца (что оправдано), то во сколько раз возрастет себестоимость вырабатываемой электроэнергии?

  2. admin на 20 марта 2011 из 17:35

    Опять вынужден корректировать статью. Камикадзе (добровольцы — пожарники и инженеры) в Японии все-таки нашлись, так что готов извинится перед ними. То что делают сейчас эти люди, около реакторов смертельно опасно. Господь им в помощь!!! И, надеюсь у них получиться.

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1