Золотое сердце России

4 июня 2011
от

Об альманахе поэзии  участников  Одиннадцатого Международного поэтического турнира в Дюссельдорфе «ЗОЛОТАЯ Книга»  и фестивале творческих импровизаций в Ерлингхаузе и Дюссельдорфе в 2011 году

Галина Хотинская

Как заметил Tеофиль Готье: «Счастливые названия книг труднее подыскать  нежели помыслить».

Название указанной антологии «Золотая книга» многозначно и поэтично. В этом названии и любовь к России, к общей судьбе русских поэтов, и даже собственная родословная русского поэтического зарубежья в  21веке , создавшего притяжение к поэтическому Слову, обладающему чудесной действенностью. Этот альманах  извлек из самых глубин эмигрантской жизни вечный огонь поэтического вдохновения и погрузил душу участников конкурса в любовь к поэтическому Слову, напомнив, что поэты всегда приверженцы божественной среды. Ведь подлинный стих всегда наполнен Божьим дыханьем, крылатостью, огнем божественного присутствия, открытием неисчерпаемости возможностей Слова  и вдохновения.

И в самoм деле эта книга стала краеугольным камнем поэтического русского зарубежья в 21 веке. Ведь на этот фестиваль съехались поэты из Австралии, США, Израиля,Голландии, России, Австрии,Англии,Италии, Украины, Прибалтики, Франции и всех уголков Германии.

Ведь поэзия для четвертой волны эмиграции – эта защита и очищение души от скверны внешнего мира, способ на высшем уровне осмыслить и объяснить душевную смуту и разноголосицу общественной жизни России, Германии и всего мира. Ведь многих эмигрантов в отрыве от отечества охватило разочарование от несбывшихся иллюзий, Поэзия спасла их от тотальной безысходности. Не следует забывать, что путь большинства участников мировых поэтических турниров протекает в стороне от большого пути русской поэзии. Да и четвертая волна литературной эмиграции  вступила в литературную борьбу в трудную для  мировой поэзии пору. Но, как мудро заметил Дмитрий Быков: «русский –всегда эмигрант» «  Эмиграция ведь – это вовсе не обязательно отъезд из страны. Это иногда еще отъезд страны из-под тебя».

Когда-то в 1841 году Александр Герцен написал работу «Дилетантизм в науке», раскрывающую душевную смуту, охватившую человека «промежутка»: «Мы живем на рубеже двух миров: оттого особая тягость, затруднительность мысли для мыслящих людей. Старые убеждения, все прошедшие мировоззрения потрясены – но они дороги сердцу, Новые убеждения многообъемлющие и великие, не успели еще принести плода; первые листы, почки пророчат могучие цветы, но этих цветов нет, и они чужды сердцу. Множество людей осталось без прошедших убеждений и без настоящих. Другие механически спутали долю того и другого и погрузились в печальные сумерки. Люди внешне предаются в таком случае ежедневной суете; люди созерцательные – страдают: во что бы то ни стало ищут примирения,потому что с внутренним раздором, без краеугольного камня нравственному бытию человек не может жить».

Да и окружающий российских эмигрантов в Германии «непоэтичный мир» все настойчивее оживляет в памяти суждение С. П. Шевырева о «веке-торгаше», о том, что « …торговля управляет нашей словесностью – и все подчинено ее расчетам; все произведения словесного мира расчислены на оборотах торговых; на мысли и формы наложен курс…Феб не внемлет звуку металла…только вдохновение не слушается расчета: оно свободно как мысль, как душа!». Да и под подмигивающим, леденящем сердце и душу правительственным оком, трудно существовать «питомцам муз и вдохновений», тем более в эмиграции, да еще в такой чужой стране» как Германия. Но составители альманаха «Золотая книга» и организаторы фестиваля постигли нравственное начало русского жизненного уклада – обрести духовное единство на основе поэтического Слова, которое сообщает  высокий духовный и этический смысл любой жизни. Они прочувствовали, что лирика для многих эмигрантов не только способ художественного самовыражения, но и способ художественного самопознания и познания  мира вокруг себя. Рафаэль Айзенштадт и Галина Педаховская попытались соединить завещания «золотого  и серебряного веков» с духовным пост-коммунистическим и  пост-модернистским расколом переживаний в пост-советском литературном пространстве. А это пространство демонстрирует безысходную противоречивость и обособленность индивидуального сознания, привнесшего в пост-советский социум, вытолкнувший их за рубеж,  благодаря современному неокапитализму и ввергнувшего все человечество в глобальную панику и мировые  национальные катастрофы глобального масштаба под знаком вечных «проклятых вопросов  об истории и поэтическом предназначении.

Организаторы фестиваля и  создатели альманаха  на протяжении десятилетий какСизиф вносили радость общения в нелегкую эмигрантскую жизнь. Сама идея фестивалей и альманахов проникнута высокой гуманистической идеей выстроить гармонические отношения при участии в совместном литературном труде. Конечно не каждому удавалось выполнить уникальную партию в мировом поэтическом хорале, поскольку, как сказала португальская поэтесса Мари Велю да Кошта: «настоящий поэт – это золотой шип, вонзенный в спину мира. И его судьба не равнозначна его географии, раздутой улыбающимися жуликами».  Составители альманаха «Золотой книги» дали почувствовать особый ритм поэтической речи  периода глобализации, четкую членимость текста на стихотворные строки, повышенную эмоциональную насыщенность многих стихотворений и выбрали самое лучшее за десятилетие литературной сортировки.

Известно, что нет общих рецептов для творчества, и у каждого поэта свой путь. Ничто не должно сковывать живительную воду творческого источника. Ведь в подлинном стихе – все сверкает разнообразными красками, кипит, бурлит, звучит многовариантностью ритмов, подобных ритмам природы и окружающего мира, бьет ключом через край, демонстрируя парение свободного полета.

Каковы бы ни были отдельные поэтические судьбы участников этого фестиваля, сам фестиваль  занял свое место в истории литературы и культуры русского зарубежья как вовсе не случайное явление, а знаковое событие со всем своеобразием поэтической речи  21века и заслужил к себе серьезного отношения.

В собранном составителем Галиной Педаховской альманахе «Золотая книга»    мы увидели благородную стихию поэтической речи, общее отношение к русскому языку и русской культуре, глубокое понимание поэтических и эстетических законов. Могло создаться ощущение, что некоторые поэты блуждают в поэтическом лабиринте, или пробиваются к свету, но, несомненно для всех путеводной звездою был Александр Пушкин.

Этот альманах точно определяет вехи русского поэтического зарубежья в 21веке, разнообразные эстетические практики конкретных поэтов  четвертой волны русского зарубежья через семантикy  их поэтического словаря и их уровень работы со словом,  но самое главное стратегии и ценности  русской эмиграции,  лебединые песни  этой четвертой волны, особенности ритмики, метрики и строфики  современного поэтического словаря. Большинство участников альманаха пишут традиционым классическим стихом, основанном на регулярном чередовании ударных и безударных слогов. Пр пристальном анализе можно выявить индивидуальную ритмологическую идентичность отдельных авторов, позиционные типы силлабической ритмовки, графическую форму стиха и разнообразные приемы рифмотворения.

В названии слышится уловимая перекличка с Гумилевым. обращение к синтезу мировой культуры. который в историческом времени русского языка 21века в огромном географическом пространстве — русский мир – воспроизвел чувство сопричастности с судьбой культуры великой России, не как гость и далекий друг, а каk первородное дитя. Во многих стихах участников можно опознать традиции Пушкина, Лермонтoва, Некрасова, Полонского, Блока, Маяковского, Пастернака, Ахматовой, Мандельштама, Черного, Есенина, Бродского.Ахмадулиной и других.

Раф Айзенштадт наткнулся на золотую жилу, на певучесть души соотечественников, ту генеральную тенденцию жизни русского зарубежья, когда стихия духовной жизни      выразила     желание говорить высоким поэтическим слогом,  и  хлынули в  стихи участников фестиваля пaузники, ударники и тактовики русской поэзии и даже особые ритмы, котoрые не поддаются контролю, особые приемы просодии,  но чаще тяготение  к классическому поэтическому рисунку, яркой незатертой рифме, звонкой и свежeмy поискy блестящих. дерзких созвучий.

У каждого стиха есть своя тайна борьба мастера  со словом, как борьба укротителя с тигром, и, как говорил Илья Сельвинский, «малейшая нетoчность, и тигр тебя искалечит“.

Подчиняясь магической силе стиха, мы не слушаем, а переживаем душу поэта.

Пользуясь гегелевским определением, можно сказать, что процесс развития поэта есть „беспрестанное саморазвитие eго Прометея в себе самом“, который „зажигает огнем души мир вокруг себя“.

Известно. что поэтическое искусство в первую очередь воспринимается на уровне подсознания тем, что вызывает высокие волны духовной жизни через необъяснимые огненные токи нервов поэта, которые рождают то особое эстетическое переживание  объясняя необъяснимое тяготение каждого к поэтическому слову. В высоком стихе переживание хлещет кровью из аорты, трeбуя  особой формы.

Ряд участников конкурса обнаружили искусство высшего пилотажа, знание техники и азбуки  сложнейшего поэтического дела.

Важно то, что у финалистов не было пустопорожних, пустых строк. В их стихах чувствовалось напряжение подлинного вдохновенья, прекрасная ясность, точность строгого мастерства, интонационная неповторимость.

Торжественно высок  и царственно возвышен мелодиями молитвенной скорби голос Ульны Шереметьевой(Потсдам), ставшей обладательницей Золотой короны и королевой турнира.

Удивительно ярок поэтический мир Наталии Пендл(Лампертхайм), полный внутреннего драматизма и упоения соками слова.

В небесной глади открывает вдохновенные мысли Олег Каширский, вслушиваясь в объятья тишины, душевные предчувствия и сомнения.

В поисках свидетельств трагического мига отправляется в поэтические миражи Евгения Рудницкая, наслаждаясь музыкой звукогого многоголосья.

В Альманахе ярко представлена любовная лирика/Феликс Зигельбаум/Бад Эмс/, Александр Грозубинский/Австралия/, Леонид Михелев/Гамбург/, Алин Асвиян/Дюссельдорф/, Марина Авербух/Берлин/, Эмма Слободчикова/Украина/, Радомира Шевченко/Гамбург/, Роман Вайнер /Мюнхен/, Леонид Дынкин/Израиль/, Ирина Полякова/Чикаго/, Инна Санина /США/, Лео Химмельзон/Мюнхен/, Светлана Савицкая/Москва/.

И взгляд на собственную поэзию/Антонина Белова/Москва/, Нелли Кунина/Дюссельдорф/, Л. Знаковская/Израиль/, Борис Эскин /Израиль/, Муза Извекова/Калл-Келдених/,, Валентьина Кайль/Лемго/, Валентина Чайковская/Израиль/

Многих победителей и финалистов отличает глубина и сила дарования. Некоторые поэты главный упор делают на метрику, усиленно используют анафоры, эпифоры, аллитерации для особой синтаксической организации стиха. Уникальным представляется опыт  Евгения Кагана/Киев-Дортмунд/, совмещающего внутри текста разные стихотворные формы, которые виртуозно акцентируют апокалиптические моменты эмигрантского бытия.

Но, как заметил сам организатор фестивалей Раф Айзенштадт : « И всегда среди подлого и нвозможного нам согревали душу гимны любви, юности, красоте, верности и чести. Это они держали нас на плаву, те неразменные ценности, которые помогали нам выжить. И как тысячелетия тому, все опять сводится к десяти заповедям: не убий, не укради, не возжелай, чти…».

Именно эта незаурядная работа организаторов фестивалей и поэтических альманахов получила самую высокую оценку престижного фонда «Россия 21век- и портала «Международный университет общественного развития», присвоивших Рафаэлю Айзенштадту и Галине Педаховской звание народных профессоров общественного развития и наградивших организаторов фестивалей и издателей альманахов в Дюссельдорфе орденами  «За выдающийся вклад в общественное развитие, за  верность традициям русской культуры за рубежом».

Метки: ,

Версия для печати Версия для печати

Один ответна «Золотое сердце России »

  1. Serge на 4 июня 2011 из 21:06

    Bravo!

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1