Космодром Байконур — земные проблемы

7 декабря 2011
от

Игорь Ходаковский

Особый политический статус комплекса (город Байконур и космодром Байконур) является уникальным примером совокупного использования несколькими странами (не только Россией и Казахстаном, но и США,  Францией и рядом других) ресурсов космодрома. Уникальность статуса заключается в том, что Байконур является городом республиканского значения Республики Казахстан, но на период аренды комплекса Россией до 2050 года временно наделен статусом  города федерального значения РФ. Однако Байконур при этом не имеет статуса субъекта Российской Федерации. Органы его исполнительной власти не представлены в Совете Федерации РФ. На данный момент город управляется российской администрацией под руководством главы администрации, назначенным совместным решением президентов России и Казахстана.

Этот статус закреплен межправительственными соглашениями, а сама структура функционирования и управления городом и космодромом почти не менялась с момента образования независимых государств-соседей – России и Казахстана. И хотя ежегодно на межправительственных комиссиях поднимаются вопросы о юрисдикции комплекса, политическая, а в особенности правовая система далеко не идеальны.

По всероссийской переписи населения 2011 года в городе Байконуре проживают менее 25 тысяч россиян и порядка 50 тысяч граждан Казахстана.

На данный момент социальная и межнациональная разобщенность населения города увеличивается с каждым месяцем. Причин тому множество, и, наверное, главная из них – отсутствие некосмического производства в городе. Преобладающее большинство населения, вне зависимости от гражданства, занято обеспечением выполнения российских космических программ, а также обслуживанием космодрома. При этом суть межнациональной разобщенности проистекает в основном из-за того, что граждане Казахстана, как правило, не занимаются высокооплачиваемой работой в силу отсутствия должной квалификации и навыков. Тем самым, казахстанцы, проживающие в городе Байконуре и прилегающих поселках Тюра-Таме и Акае, вынуждены трудиться, по большей части, только в качестве неквалифицированного обслуживающего персонала с весьма скромными заработными платами.

Прежде всего, из этого вытекает социальная расслоенность байконурского общества, которая выражается обыденной фразой: «Русские «гребут» деньги, просиживая в теплых кабинетах, а мы за копейки снег в минус сорок убираем».

Однако не только этот момент мешает спокойствию города. В Байконуре межнациональной расслоенности населения и межнациональному неравенству способствует также недальновидная политика казахстанских и российских чиновников. Например, медицинским обслуживанием комплекса занимается российская сторона. Все поликлиники и больницы города, за исключением одной поликлиники, относящейся к МО РФ, входят в Фонд обязательного медицинского страхования граждан, что означает, что любой обладатель медицинского полиса ФОМС имеет право обратиться в любое из этих медицинских учреждений города за медицинской помощью. Однако ситуация сложилась иначе. Руководитель здравоохранения города объявил в прессе, что основной задачей его ведомства является обслуживание в Байконуре сотрудников предприятий Роскосмоса, и, тем самым, противозаконно определил две лучшие больницы только под эти цели, вытеснив из них людей, не занятых на этих предприятиях. Приводит это к тому, что,  то самое, «обслуживающее нужды комплекса,  население» не может получить медицинскую помощь, хотя и имеет на это право, по своему выбору в лучшем медучреждении и вынуждено обращаться в оставшуюся единственную городскую больницу.

Корни межнациональной разобщенности вытекают также и из-за разного среднего (общего) полного образования. Школы в городе есть как с русским языком обучения, так и с казахским, и это даже при том, что те и другие находятся в ведомстве российского городского управления образованием, а, следовательно, финансируются из Министерства образования и науки РФ. Тем не менее, разница уровня и самой сути образования огромна. Десятилетие существования раздельных школ привело к тому, что появилась байконурская молодежь, абсолютно не разговаривающая по-русски, проживающая в городе, где официальный язык русский, да и в государстве, где русский официально – язык межнационального общения! Стоит, конечно, отметить, что россияне, живущие в городе, также не изучают казахский язык, а все вместе это приводит к тому, что молодежь в Байконуре интегрируется только в собственную национально-культурную среду, в дальнейшем не образуя интернационального общества, так необходимого комплексу, находящемуся на периферии двух государств.

Особого внимания заслуживает деятельность правоохранительных органов комплекса, и в особенности УМВД России на комплексе «Байконур». Собственно, правоохранительная система комплекса представлена как российскими, так и казахстанскими структурами. В частности, в Байконуре имеется казахстанский суд, гарнизонный военный суд РФ, российская и казахстанская прокуратуры, следственный комитет РФ, ОФСБ, а также представительство МВД РК. Тем не менее, правопорядком в городе занимаются только российские структуры. С этим связано много проблем в правовом аспекте, потому как граждане Казахстана не подпадают под юрисдикцию российских правоохранителей. Крайне низкий авторитет полиции перед обществом дает зеленый сигнал не только подросткам, но и  взрослому населению к попыткам бунта и выражения недовольства агрессивными способами. (http://www.rosbalt.ru/main/2011/06/09/857442.html)

Наконец, в арендуемом комплексе, управляемом российской администрацией, политические и социальные интересы казахстанцев защищает специальный представитель президента Республики Казахстан на комплексе «Байконур» – чиновник, фактически не обладающий никакой властью. Все его функции сводятся к наблюдению и вынесению предложений, но не к принятию решений по конкретным вопросам.

Из-за особенностей политико-правового статуса комплекса в городе отсутствуют реально работающие демократические институты. Связано это и с историческим развитием Байконура, который всю основную часть своего существования был режимным засекреченным объектом. С образованием независимых государств – России и Казахстана – статус комплекса изменился, но режимность города и космодрома сохраняется и сегодня.

Предложения модернизировать комплекс, сделать его международной открытой площадкой для освоения космоса выдвигаются ежегодно как со стороны Роскосмоса и Российской Федерации, так и со стороны Национального космического агентства Казахстана и республики в целом, однако на данный момент модернизация – это только планы и предложения.

 

Метки: , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1