Вопросы сознания в работах Н.О. Лосского

6 марта 2012
от

Калмыков А.А., Калмыкова А.В.

Русский философ Николай Онуфриевич Лосский (1870–1965) называет свою философскую систему интуитивизмом. Особое место в ней занимают: знание, значение, понятие, познание, суждение, сознание и т.п. мыслительные функции. При этом интуитивизм Лосского соотносится с эмпиризмом. Всякое субъективное знание порождается объектом. Объект может быть как материальным, так и идеальным, единственно, что требуется от познаваемого объекта – это реальность его бытия, его всамделишность. В противном случае истинное знание замещается ложным знанием. Итак, Лосский признает реальность внешних объектов и одновременно познаваемость их, и реальность внутренних психических состояний, выражающихся в понятиях, знаниях, суждениях, мнениях, которые могут быть адекватными объекту (истинными) либо неадекватными (ложными).

В формировании суждений об объекте или понятий его участвуют иррациональные, рациональные и трансрациональные механизмы. Так Лосский решает классическую проблему гносеологии – соотношения объекта и познающего его субъекта. Называя себя эмпиристом, он, тем не менее, понимает под познанием процесс, включающий откровение (в том числе религиозное). Действительно, если трансрациональные интуиции могут оставаться адекватными внешнему миру, то во внешнем мире должно существовать нечто им соответствующее. Понятию Бога должен соответствовать Бог, но непознаваемый волею познающего, а открывающий Себя ему по велению Своей Божественной Воли.

Эта область познания не может быть описана в терминах познания рационального, привыкшего работать с понятиями, отвлеченными от своего конкретного бытия, с усеченными абстрагированными свойствами. Не может она быть познана и иррационально, поскольку иррациональное познание размывает границы предмета, теряет его очертания, оставляя сознанию лишь неясный чувственный след. Трансрациональная интуиция, откровенная по природе и потому не подвластная своевольному мудрствованию, конструирующему образы объекта из самообразов, тем не менее, оставляет сознанию ясность, а восприятию – четкость. Что подтверждает множественные свидетельства мистиков.

Система подхода Н.О. Лосского, по сути философская, вынуждена внедряться в область психологической проблематики. Причем в психологии (душесловии) особое место занимает проблема сознания. Определяя понятие «сознание» Лосский пишет: «Во-первых, им обозначается совокупность всего, что обладает некоторым особым свойством сознательности; такой смысл имеет это слово, например, в выражении “объем сознания”. Во-вторых, этим же термином обозначается также и само это свойство сознательность, присущее каждому члену “объема сознания”».

Н.О. Лосский исследует двойственность понятия сознания (со-знания) не только как проявление двойственности процесса познания (познающий и познаваемое), но и отражения в самом слове онтологической оппозиции «субъект–объект». «…в этимологическом составе слова “сознание” (заключается – авт.) свойство психических состояний, выражающееся в том, что они не только свершаются в субъекте, но и существуют для субъекта, поскольку он познает их, дает себе отчет в них, хотя бы в самом элементарном значении этого слова». И далее: «…сознательное психическое состояние содержит, по меньшей мере, две стороны: переживание субъекта и возврат субъекта к своему переживанию (рефлексия) для познания его». Из этих рассуждений следует также утверждение (если не открытие) существования бессознательного. Выведенного, в отличие от Фрейда и его школы, без привлечения фактологии проявлений бессознательного в деятельности и поведении, но чисто умозрительно, на основании свойств самого сознания, из сознания.

Это, на наш взгляд, чрезвычайно важный момент, опровергающий тезис о доминировании бессознательного в человеческой психике. «Если для сознания необходимы два фактора – психическое состояние и рефлексия на него, то можно допустить, что бывают случаи, когда психическое состояние возникло, а рефлексия на него не последовала; иными словами можно допустить существование бессознательных психических процессов» [1, с.49]. Откуда, между прочим, следует необязательность связывания бессознательного с телесным, чувственным, инстинктивным и сексуальным. Область бессознательного также оказывается открытой рациональному и трансрациональному, как и область сознания.

С другой стороны, бессознательное, будучи поставлено в оппозицию к сознанию, служит для более ясного представления термина, то есть позволяет определить сознание, как небессознательное. Размытость понятия сознания и тот факт, что «понятие сознания стало играть первенствующую роль в философии нового времени благодаря Декарту, который, (…) пришел к мысли, что вполне достоверно существование всякого предмета, имманентного сознанию, если брать его именно как представление познающего субъекта» [1, с.50], привел, по мнению Н. Лосского, впоследствии к новой философии, «к солипсизму и Канта, устанавливающего, что только имманентное сознанию может быть познано и что поэтому доступны знанию не вещи в себе, а лишь явления».

Лосский разрешает это онтогносеологическое противоречие с помощью интуитивизма. «Согласно интуитивизму, строение сознания таково: познаваемый предмет, к какой бы области мира он ни принадлежал (к психическому или вещному миру – авт.), вступает в кругозор сознания самолично, в подлиннике. Различие между этими двумя случаями лишь таково: наблюдаемая субъектом радость его имманентна не только сознанию субъекта, но и самому субъекту (есть элемент его индивидуальной душевной жизни), тогда как наблюдаемое дерево становится имманентным сознанию субъекта во время наблюдения, но при этом остается трансцендентным самому субъекту (не становится частью его индивидуального бытия)».

Попробуем представить мысль Лосского схемой:

объект внутреннего мира
объект внешнего мира
сознание субъекта
имманентен
трансцендентен
субъект
имманентен
имманентен

Исследование сознания приводит философа к необходимости выделить условия сознания, понять сознание одновременно через отношение и мыслительные операции: «Основное условие сознания есть отношение сочетанности (гносеологическая координация) между субъектом и объектом, благодаря чему внимание субъекта и другие интенциональные акты его (сравнение, различение и т.п.) непосредственно направляются на объект, и сознание оказывается сверхиндивидуальным единством сознающего индивидуума и сознаваемого предмета».

Иными словами, сознание как бы покрывает собой как субъект (через связанность объектом психических интенций), так и объект (через свою мыслимость). Более того, сознание синтезирует субъект и объект в надиндивидуальное (по отношению к обоим агентам) единство. Сознание включает в акте осознавания и объект и субъект и очевидно содержит в себе нечто не являющееся ни тем, ни другим.

Эту мысль может прояснить рисунок:

Иными словами, сознание включает в себя и субъект и объект, и то, что не относится ни к субъекту, ни к объекту. Современная психология могла бы назвать это Нечто (сознательное, но не принадлежащее ни субъекту ни объекту), психологической виртуальной реальностью [2].

Продолжая исследование двойственности сознания, Лосский утверждает, что «в познающем сознании нужно различать субъективную и объективную стороны; субъективная сторона состоит из индивидуально-психических актов субъекта, но объективная сторона может принадлежать к любой сфере бытия, быть любым отрезком внешнего мира».

Сознание, таким образом, оказывается не локализованным в психическом мире субъекта, но напротив, растворенным в большом объективном мире. Оно принадлежит внешнему миру точно в той же степени, как и внутреннему. Это, собственно, и подсказывает необходимость описания (психологического и философского) внешних по отношению к субъекту форм бытия сознания. Одной из форм такого описания и является понятие виртуального потенциала личности и его производных [3]. Вместе с тем, в соответствии со своим подходом к понятию «сознание»

Лосским предлагается следующее решение науковедческого вопроса о принадлежности его к предметным областям знания различного типа: «…среди учений о сознании есть следующие крайние полюсы: согласно одним, все сознаваемое есть всегда психическое и все психическое есть всегда сознаваемое; согласно другим, сознаваемое может не быть психическим и психическое может быть не сознаваемым. Согласно первому учению, сознание есть предмет исследования психологии. Наоборот, согласно второму учению, понятие “сознание” выходит за пределы психологии; оно должно быть предметом исследования основной философской науки – гносеологии, которая, опираясь на это исследование, впервые должна разграничить в сознании психические и не психические элементы его и установить, какие факты относятся к области психического (душевного) и подлежат исследованию психологии» [3, с.51].

Необходимо отметить, что это разграничение весьма трудно осуществить без риска ограничить «психическое» условными рефлексами и эдиповыми комплексами. Психологическое же описание гносеологических по природе объектов, как оказалось, вполне возможно.

Разумеется, лишь в той психологии, которая дерзает выйти за пределы структурно-функциональных представлений. Отметим также, что новейшие эпистемы, порождаемые экспоненциально расширяющейся системой массовых коммуникаций, ядром которой становится сеть сетей – Интернет, остаются все теми же порождениями сознания.

Причем, столь же актуальным остается вопрос – содержится ли в них только то, что уже есть в сумме индивидуальных сознаний, или в них есть нечто иное, объективное, но не осознаваемое. А поскольку сопутствующее и выводимое из сознательного бессознательное также может быть найдено и объективизировано во внешних по отношению к человеку коммуникативных средах, то возникает вопрос об их определенной автономности и даже самостоятельности. То есть наделения информационно-коммуникативных образований свойствами и качествами, присущими психическим организмам: поведением, деятельностью, мышлением и т.п.

Так, мысль русского философа Лосского выводит нас на иное понимание современных коммуникативных процессов, заставляет предположить, что теория коммуникации – это наука об условиях рождения и жизнедеятельности особых информационно-коммуникативных организмов, вступающих в определенное взаимодействие с нашими сознаниями, поражающими или, напротив, порождающими их. Причем в этом взаимодействии, как и в межличностном общении, важную роль играют рациональное, иррациональное и трансрациональное, а также сознательное и бессознательное.

Литература: 1. Носов Н.А., Генисаретский О.Н. и др. Виртуальные реальности в психологии и психопрактике. – М., 1995. 2. Носов Н.А. Психологические виртуальные реальности. – М., 1994. 3. Калмыков А.А. Структура виртуального события // Виртуальные реальности в психологии и психопрактике. – М., 1995. – С. 79–105.

Метки: , , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1