Опять про HR

27 августа 2012
от

Интервью с Павлом Безручко, опубликованное на www.trainings.ru 

Записала Инна Карачевцева, редактор Trainings.ru

 

HR и экономика

В мировой экономике не прекращаются колебания. Она сейчас похожа на американские горки — то кратковременный спад, то снова взлет. Для HR такое состояние экономики, в первую очередь, выливается в противоречивость задач, которые надо решать. Сегодня, к примеру, необходимо срочно нанять большое количество сотрудников, а завтра их придется высвобождать, как того требует изменившаяся экономическая ситуация.

Период неопределенности может продлиться еще довольно долго, думаю, лет 5. Поэтому надо привыкать к нестабильности и учиться работать в ситуации быстрых изменений. Для этого — создавать легкие, модернизируемые на ходу процессы и системы, которые позволят адекватно и быстро реагировать на смену приоритетов бизнеса. Чтобы эффективно действовать в подобных условиях, HR-функция должна быть очень гибкой и оперативной. Я говорю здесь не только и не столько о психологической гибкости, сколько о гибкости операционной. Как ее достичь? Как вариант, за счет более широкого использования аутсорсинга и временного персонала.

Помимо гибкости в вопросах обеспечения и высвобождения персонала экономическая нестабильность акцентирует важность и без того «перегретой» темы — повышения производительности труда сотрудников. Иначе говоря, от HR требуются комплексные решения, прежде всего, в области нормирования, обучения и мотивации, в результате которых производительность людей будет расти опережающими темпами по отношению к росту затрат на персонал.

Роль HR-службы в компании

На данный момент наиболее распространенными являются 3 роли HR-службы:

1. HR — исполнитель, выполняющий конкретные приказы и распоряжения бизнеса. Эта роль по-прежнему является доминирующей.

2. HR делает свою работу в некотором отрыве от бизнеса, когда последний даже не знает, о проводимом обучении, планах по подбору или HR-проектах. Такая роль проявляется, скорее, как отголосок прошлого и постепенно сходит на нет.

3. HR — партнер и внутренний консультант. Здесь я говорю не способе организации HR службы, где «HR-партнер» понимается, как HR-дженералист, а о роли партнера по квалификации и умонастроению, когда мыслишь себя и действуешь как внутренний консультант. Такая роль HR-службы пока не очень распространена, но, на мой взгляд, она будет активно развиваться.

Почему такой подход сейчас особенно актуален?

Во-первых, бизнес-менеджеры становятся все более квалифицированными заказчиками. Они приобретают опыт в управлении людьми, получают соответствующее образование в школах MBA, самообразовываются. Я знаю многих руководителей, которые по уровню HR-квалификации не слабее самихHR-ов. На такого требовательного заказчика может работать только очень компетентный внутренний консультант. Если ты некомпетентен — тебя заменят.

Во-вторых, развивается автоматизация, и многие рутинные HR-задачи уже можно решать без привлечения человека. Система рассчитывает премии, выдает документы в систему кадрового администрирования, распределяет людей на программы обучения в зависимости от их уровня квалификации и приоритетов в развитии и т. д. С ростом автоматизации потребность в рутинной организационной работе снижается и будет снижаться дальше. Автоматизация делает возможным такую ситуацию, когда HR-службы как таковой вообще нет, а ее функции осуществляют менеджеры. Единственное, что нужно будетот HR-службы, — это консультирование, экспертное взаимодействие с бизнесом. Поэтому HR-ам следует начать переосмыслять себя. Даже если они (по должности) не являются сейчас дженералистами, нужно развивать в себе партнерские компетенции и предлагать их бизнесу. Пусть сегодня на них спроса нет, он обязательно возникнет, и очень быстро.

3 барьера, которые надо преодолевать HR на пути к партнерской роли:

· Стереотип о роли HR-службы (исполнители приказов), который сложился у бизнеса и у многих HR-ов.

· Зачастую HR-ам не хватает функциональной эрудиции. То есть, человек хорошо знает одну какую-то функцию, например, обучение и развитие, а в остальных не силен. Порой HR-ы и бизнес не всегда хорошо понимают. В итоге у них не хватает экспертных знаний, которые позволяют выступить консультантом, решающим проблемы бизнеса.

· Неумение консультировать. Большинство HR-ов не обучены консультированию, так как это умение от них раньше не требовалось.

Автоматизация HR

Тему автоматизации HR я уже затронул, говоря о достижении гибкостиHR-функцией. На мой взгляд, это один из серьезных мегатрендов.

Какова ситуация сейчас? Многие компании начали внедрять HR IT-системы,некоторые уже внедрили со своими «плюсами» и «минусами», а большинство так и не довели дело до конца по разным причинам. Получается какая-тобесконечная история: «А есть ли у вас HR-модуль SAP или Oracle? — Да, вот5-ый год разворачиваем систему. Сейчас опять появился новый интересный функционал». Все или большинство что-то внедряют. И почти никто еще полноценно не автоматизировался.

Одна причина сложившейся ситуации в несовершенстве самих систем, их громоздкости, неудобстве для пользователей. Поэтому наряду с большими системами HR-службы активно пользуются экселевскими таблицами. Так им удобнее. Разработчики HR-модулей понимают это и доводят до ума свои программы. Думаю, уже года через 3 произойдет настоящий прорыв в этом плане. Очень позитивным сигналом в этой области я считаю недавнюю покупку системы Success Factors компанией SAP.

Другая причина кроется в недостаточном внимании HR-ов к тем процессам, которые автоматизируются. Как говорится, «попытка автоматизировать хаос приводит к тому, что у вас будет автоматизированный хаос». Поэтому, на мой взгляд, необходимо для начала интегрировать свою HR-систему, улучшить ее, усовершенствовать — то есть, выстроить действительно качественные процессы, правильно описанные с правильными инструментами. Банальный пример: в большинстве компаний нанимают людей по одним критериям, оценивают по другим, обучают по третьим. А должен быть сквозной системный подход. Из-за его отсутствия часто возникают сбои, в результате создателям автоматизированной системы, которая им самим кажется законченной и качественной, нужно постоянно ее «доделывать», чтобы весь бардак, который есть в компании, туда уместился.

Стратегия HR

У большинства компаний есть кадровая стратегия или кадровая политика. На данный момент чаще всего это некий гуманитарный документ, где вперемешку с красивыми и правильными «бла-бла-бла» сказано примерно следующее: «Персонал — наше все. У нас есть 3 цели. Одна цель — учить людей, делать их самыми квалифицированными в отрасли. Вторая — создавать нужную корпоративную культуру, нацеливать сотрудников на результат. Третья цель — быть хорошим, ответственным работодателем и всячески защищать интересы персонала».

Как я говорил выше, бизнес становится все более квалифицированным и профессиональным заказчиком по отношению к HR. И такие гуманитарные стратегии с «бла-бла-бла» его больше не устраивают. Ему нужна бизнес-стратегия, построенная на цифрах и расчетах. У HR по отношению к бизнесу есть всего 2 задачи: обеспечить необходимое количество профессиональных людей и создать условия для того, чтобы эти люди качественно и результативно работали. HR-стратегия должна отвечать на вопросы о том, за счет чего, какими ресурсами эти задачи будут решаться.

Что мешает созданию таких стратегий? Я вижу здесь 2 препятствия:

1. Отсутствие методологии прогнозирования численности персонала по профессиональным категориям.

HR-ы, как и бизнес в целом, просто не знают, сколько нужно конкретных категорий персонала в перспективе от 5 до 20 лет. Не соглашусь с теми, кто считает, что сейчас в России такие вещи невозможно прогнозировать. Весь вопрос в точности прогноза и в периоде коррекции. Надо иметь цель и план ее достижения, и с определенной периодичностью подвергать их ревизии. Представим себе, что организация — это парусник, который плывет к своей цели галсами. В зависимости от направления ветра парус регулируется, но курс выдерживается. То же самое относится и к бизнес-стратегии и к HR-стратегии,особенно в период быстрых изменений. Если можешь рассчитать численность на 5 лет — это уже гораздо лучше, чем всего на один год.

2. Недостаток квалифицированного персонала.

Все сокрушаются сейчас о сложной демографической ситуации, пугают друг друга «кадровым голодом». В чем смысл этих стенаний? Людей и в стране и в мире достаточно. И, если ты хороший работодатель и умеешь искать персонал, то какое тебе дело до того, что кому-то персонала не хватит? Главное, чтобы его хватило твоей компании.

Есть некое количество потенциальных сотрудников. Есть потребность компании. Вопросы, которые здесь становятся главными, это: где найти людей, как их поставить в строй, сколько им платить. Но самое главное — как обойти конкурентов на рынке труда. Для тех, кто умеет людей находить, привлекать, удерживать, развивать и мотивировать лучше конкурентов, сотрудники найдутся всегда. Именно в таком ключе, на мой взгляд, необходимо воспринимать демографическую ситуацию.

HR-менеджерам жизненно необходимо развивать навыки моделирования ситуаций и стратегического мышления, чтобы уметь правильно, количественно определить цели и пути их достижения. В их деятельности обязательно должны появиться системность и опора на цифры. В противном случае бизнес так и будет продолжать отвечать отказом на просьбу HR-менеджера выделить некоторый бюджет. Ведь он искренне не понимает, на что именно должен тратить эти деньги и что будет, если он их не потратит.

Обеспечение персоналом

Продолжу тему, которой уже коснулся, говоря о демографической ситуации. На сегодняшний день компании научились делать две важные вещи в отношении персонала: подбирать людей и работать с кадровым резервом. Для этого у HR-овесть технологии оценки, кадровые агентства, интервью по компетенциям, ассесмент-центры, программы ротации и т. д.

Чего компаниям не хватает? На мой взгляд, прогноза потребности и доступности, о чем я ранее говорил, и системного внимания к бренду работодателя. Одно дело — знать, сколько людей нужно организации, есть ли такие люди, где их найти, надо ли их переучивать или они уже «готовые». От ответов на эти вопросы зависит бюджет и конкретные усилия HR-а. Другой вопрос — захотят ли нужные люди стать сотрудниками компании. Здесь начинается очень актуальная сейчас тема бренда работодателя. Разговоров о HR-бренде много, но практика осознанного, системного выстраивания бренда работодателя встречается пока еще не часто. В основном это международные компании, где идея работает уже давно, причем в России они просто экспортируют технологию employee branding из штаб — квартиры. Системность предполагает проведение регулярных исследований восприятия бренда работодателя существующими сотрудниками и внешними аудиториями, которых компания хочет привлечь. Надо знать своих конкурентов на рынке труда, потому что бренд — это конкуренция. Выбирают лучшее. Критерии могут быть разными, а значит, важно понимать, какие критерии выбора для целевых аудиторий являются определяющими.

Также системность работы с брендом работодателя требует соответствия реальной ситуации в компании тому, как компания преподносится рынку. В противном случае весь пиар в стиле «мы самое лучшее место работы!» будет работать против организации. Возьмем в качестве примера хорошего брендинга работодателя Макдональдс. Они ясно транслируют молодым людям свое послание: «Хотите заработать денег и потусоваться с интересными ребятами, такими же, как вы? Хотите приобрести настоящий опыт работы в крутой западной компании? Да, придется нелегко. Но, если будет интересно, если справитесь, то мы обещаем карьерный рост». В Макдональдсе существует четкая карьерная лестница и система подготовки, что и позволяет им давать гарантии и обеспечивать их. Молодежь удовлетворяет свои потребности в интересном общении, в гибком графике и т. д. Кроме того, они проходят отличную школу жизни, которая учит их быть дисциплинированными, целеустремленными, стремиться к качеству и ценить клиента. Пройдите с экскурсией по залу любого ресторана Макдональдс и посмотрите, кто и как там работает. Вам станет сразу понятно, кому эта работа подходит, а кому нет. Вот это пример качественного системного брендинга работодателя.

Итак, HR-ам необходимо прилагать системные усилия для формирования бренда работодателя, чтобы люди стремились попасть на работу в компанию. В противном случае придется за персонал сильно переплачивать, так как в условиях нехватки людей, привлечь их можно будет только деньгами.

Обучение и развитие

Обучение по заявкам теряет свои позиции, и этому можно только радоваться. Компании видят все меньше пользы в «удовлетворении хотелок». Набирает популярность обязательное обучение и модульные программы. И в связи с этим корпоративные университеты — организованные, сфокусированные системы, интегрирующие корпоративное обучение с другими HR процессами, переживают период возрождения.

Безусловно, тенденцией является развитие технологий в обучении. По крайней мере, только ленивый сейчас об этом не говорит. Зачастую эти разговоры вызывают улыбку. В половине случаев люди восторженно рассказывают о чем-то,например, о «социальном» обучении, сами до конца не понимая, в чем его новизна и чем оно отличается от профессиональных форумов в сети. По большому счету за многими высокотехнологичными терминами, которые сейчас так громко звучат на рынке обучения, стоят либо очень простые вещи, либо вообще ничего. Технологическое развитие происходит, но, на мой взгляд, тема «перегрета», и внутри нее слишком много спекуляций.

На фоне развития технологий, содержание обучения развивается более медленно. Причем с профессиональным обучением в компаниях ситуация в целом неплохая. А вот в области развития «мягких» навыков, управленческих компетенций и лидерства дело обстоит не очень хорошо. Мне кажется, рынок слишком увлекся гуманистической парадигмой «сотрудники — это наше все». Допустим, менеджеру настойчиво объясняют, что всех его людей надо воодушевлять, мотивировать, поддерживать. Потом к нему приходит слабый сотрудник, который, не то что пользы не приносит компании, а скорее вредит. И он требует поддержки и понимания. Хороший руководитель его уволит или весьма жестко «приведет в чувство». Ни о какой позитивной мотивации, воодушевлении и задушевных разговорах речи не идет. Но многие тренинги-бестселлеры по-прежнему создают искаженный образ менеджмента — «пушистый, милый, теплый». К тому, чем люди реально занимаются на производстве или в продажах, этот образ не имеет отношения.

Я бы сказал, что есть идейный кризис непрактичности возвышенных представлений о сотрудниках — о том, что людям надо потакать, любой ценой их удерживать, воодушевлять, делать все, чтобы они были счастливы. В результате, есть разночтение между тем, чему обучают, и тем, чего требует практика. Большинство заказчиков почему-то это разночтение терпят. Но как долго это может продолжаться? Отсюда некоторая разочарованность многих клиентов в результатах управленческих, лидерских и других «софтовых» программ обучения, не привязанных к бизнес — реалиям. Что от HR-ов в такой ситуации требуется? Та же самая партнерская позиция, то есть, умение быстро конструировать обучающие решения «под задачу». Например, компания внедряет новую систему мотивации на основе KPI. HR должен создать и оперативно провести большое количество каскадных семинаров, чтобы внедрение прошло успешно. У бизнеса появился новый конкурент на рынке — надо тут же научить персонал говорить правильные вещи покупателю. Такая скорость реакции HR-функции достигается, во-первых, компетенцией в методологии, а, во-вторых, использованием современных обучающих технологий.

Социальные льготы

В большинстве компаний до сих пор практикуется «котловой принцип» предоставления социальных льгот, и работает патерналистская идеология. То есть, организация сама решает, что для сотрудника хорошо. В итоге все получают ДМС, бесплатные обеды и т. д. Выбора у персонала нет. Этот подход мы унаследовали от СССР, и пока лишь немногие компании изменили его. Здесь я не говорю о западных фирмах, которые в России инсталлируют свою систему.

Я вижу 2 тенденции в корпоративной социальной политике:

1. Принцип софинансирования: сотрудник наряду с компанией оплачивает свои социальные льготы. Это гарантирует их востребованность, когда деньги не будут потрачены впустую.

2. Принцип «кафетерия»: компания предлагает сотруднику на определенную сумму выбрать из списка социальных льгот те, которые интересны именно ему.

Также, по моему мнению, большую популярность будет набирать тема корпоративных пенсий, которая очень сильно развита на Западе и абсолютно не развита у нас. Мы никуда от корпоративных пенсий не денемся, так как они — одна из важнейших частей социальных льгот, один из мощнейших инструментов удержания людей.

Материальная мотивация

Материальная мотивация по сравнению с другими HR-темами сравнительно хорошо проработана. Все знают про грейды, KPI, бонусы, долгосрочные опционные программы. Перечисленные инструменты неплохо представлены на российском рынке. Тренд я вижу в переосмыслении самого подхода к материальной мотивации.

Результаты многочисленных исследований говорят о том, что постулат «деньги движут людьми» — это заблуждение. Причем крайне вредное. Сейчас ход мыслей многих HR-ов таков: «Давайте для всех четко определим KPI, к каждому KPI привяжем свой мешочек с деньгами. Такая схема гарантирует, что человек будет работать на эти цели, что он будет стараться. И все будет прозрачно, и легко считаемо». На самом деле ничего подобного эта схема не гарантирует. Мы получаем некий симулятор, который скорее помогает работать людям, изначально заинтересованным и нацеленным на результат и побуждает к махинациям с формулировками целей тех, кто эффективно работать не хочет.

В качестве тренда в отношении мотивации я вижу дальнейшее развитие идеологии Совокупного Поощрения (ССП) — предложенной Hay Group. Мотиватором в ССП является организация в целом, с подбором, обучением, корпоративной культурой и т. д. А денежный компонент — только один из ее элементов. Отсюда и задача — делать из компании мотивирующее место работы.

Приведу в качестве иллюстрации ракетостроителей Сергея Павловича Королева. Они не спали ночами, работали в напряженном ритме, который нам даже трудно себе представить. А почему? Потому что им огромные деньги платили? Вовсе нет. Смысл был в том, что люди делали. Они работали осмысленно, и эта осмысленность давала им сверхмотивацию. А если ощущение осмысленности напрочь отсутствует, ты можешь человеку сколько угодно денег платить — он не будет хорошо работать.

Performance management (PM, управление эффективностью)

Во многих компаниях PM по-прежнему используется лишь для того, чтобы решить вопрос о выплате премии. Это ошибочное и слишком узкое понимание сути подхода. Для того, чтобы сотрудник осмысленно и с желанием работал, ему надо регулярно слышать обратную связь, обсуждать свои цели и получать помощь в том, чтобы быть успешным. Это главное, чего не хватает в процессе PM, потому, что процесс организован формально, для того, чтобы заплатить деньги.

Второе — это отсутствие состыковки между управлением бизнесом и управлением эффективностью людей. Нередко эти процессы представляют из себя две разные реальности, когда цели бизнеса и стратегия управления обсуждаются в одной стороне, а результативность людей — в другой. Эти два процесса необходимо интегрировать. За каждым KPI бизнеса стоит конкретный человек или группа людей, и они начинают воспринимать эти цели как свои личные, а не как некие отвлеченные, нужные только для аттестации и расчета премии. Необходимо налаживать связь между управлением бизнесом и управлением результативностью людей. Менеджерам важно понять, что обеспечивать результативность подчиненных — это их регулярная работа. Один раз в год давать обратную связь и ставить задачи, когда придется, — все это уводит PM от реального процесса взаимодействия и управления.

Если же говорить о тренде, то, как и в вопросе с мотивацией, на мой взгляд, в управлении эффективностью настало время переосмысления. Рискую показаться противоречивым, но не для всех категорий персонала интерес к работе и вовлеченность одинаково важны. Копатель канав может копать заинтересованно или не заинтересованно. Если его мотивируют от выкопанных метров, то его заинтересованность большого значения не имеет. Не будет копать — найдем другого. Это неквалифицированный труд, и не надо все усложнять. Нужны очень разные стратегии управления интеллектуальными и неинтеллектуальными профессиями. При этом интеллектуальных становится все больше, труд усложняется. Поэтому и требуется переосмысление.

Трудовое законодательство

Интересна тема взаимоотношений государства с бизнесом в вопросе трудовых ресурсов. Если говорить в целом, то у нас такой трудовой кодекс, который поощряет лентяев и не заставляет человека шевелить мозгами и работать. Работодатель же, если хочет кого-то уволить, все равно его уволит, по закону или не по закону. Но происходит это сложно и драматично. Не так, как в фильмах, когда сотруднику говорят «вы уволены», он собирает вещи и уходит. Если работодатель недоволен работой человека, то почему он должен терпеть и платить ему? С другой стороны, если признать за работодателем право платить существенно больше тем, кто лучше работает, и существенно меньше тем, кто хуже, и немедленно увольнять бездельников, то встает вопрос о другом уровне защиты прав сотрудника.

На разных этажах власти и общества идет борьба вокруг всей этой темы. Есть партия либералов и партия патерналистов. Представляющий первую М. Прохоров говорит: «Давайте сделаем так, чтобы бездельника можно было просто и быстро уволить, а трудяге — заплатить по-настоящему много. Пусть каждый сам решает, сколько ему работать». Но патерналисты его слышатпо-своему: «Это возврат к ужасному царскому прошлому, когда все должны были работать не 40, а 80 часов в неделю». Конструктивного обсуждения вопроса о переходе к новому типу сотрудничества пока не получается. Думаю, на это потребуются ближайшие 5—6 лет, не меньше.

Профсоюзы

В России за малым исключением есть два типа профсоюзов. Один — абсолютно подконтрольный работодателю, который, как правило, сам работодатель создал и кормит. Второй — дикий, неконтролируемый, не способный к переговорам — условно говоря, «разгневанные граждане». Дееспособных профсоюзов, которые в состоянии адекватно и справедливо защищать интересы трудящихся, у нас крайне мало. Во многих организациях в связи с отсутствием дееспособных профсоюзов HR-ам необходимо выступать эффективным модератором в организации прямого диалога между работодателями и сотрудниками.

Корпоративная культура, вовлеченность, климат

Я объединяю эти темы в одну тему, потому что, по сути, это про одно и тоже. Тема, на мой взгляд, перегретая, как и технологии в обучении. Она интересна для обсуждений и публичных выступлений на HR — конференциях. И про корпоративную культуру, и про вовлеченность, и про климат много сказано и написано. Главная проблема в том, что мало кто понимает, как добиваться вовлеченности от людей. Исследовать ее можно, можно зафиксировать, что люди, например, не очень инициативны, не очень удовлетворены или не очень лояльны. Можно даже определить причину. Проблема же заключается в том, что гуманисты, которые, как правило, лидируют в этих проектах, упускают такой феномен как качество людей на ключевых позициях.

Условно говоря, в любой компании, наверное, даже в Google, есть люди «невовлеченные по жизни». Можно называть их «офисным планктоном», можнокак-то по-другому. Главное, от них невозможно добиться высокой результативности, потому что они ее просто не могут выдать. Можно их запинать, залюбить, завознаграждать, зацеловать, заобучать — ничего не изменится. Ну, разве что под страхом смерти. А работодатели стараются изо всех сил их вовлечь, и стараются безрезультатно.

В этом плане тема вовлеченности в ближайшие годы будет переосмыслена следующим образом: вовлеченность начинается с вовлеченных людей. На ключевых позициях в организации должны быть расставлены люди вовлеченные, которым УЖЕ сейчас интересно. Только они способны создать вовлеченность в других. Поэтому, я убежден, надо начать с оценки менеджмента и замены «планктона». Если целью компании является заработать прибыль, то «планктон» ей вредит всегда. Если целью является что-то еще, например, потешить эго акционера, то «планктон» — то, что надо. Селекция на верхних и даже средних этажах организации и подбор людей, изначально соответствующих корпоративной культуре и разделяющих ее ценности, — это упущенные элементы большинства историй про культуру, вовлеченность, климат и т. п.

Первое, что надо сделать, это провести аудит и понять, кто соответствует целевой корпоративной культуре, является носителем корпоративных ценностей. Такую процедуру необходимо запустить хотя бы на трех верхних «этажах» организации. По результатам аудита остаются правильные люди или набираются другие. А далее или параллельно будем применять организационные меры: устраивать корпоративные праздники, коммуницировать через корпоративные СМИ, по-другому платить. К сожалению, у большинства инициаторов проектов по усилению вовлеченности пока не хватает решительности для применения подобного подхода. Поэтому «игры» в вовлеченность и новую культуру зачастую происходят «как-бы не всерьез».

Кадровое администрирование.

Сейчас кадровое администрирование — это очень большой объем текущей работы HR-а. С развитием автоматизации, электронного документооборота ситуация будет существенно меняться. Как функция кадровое администрирование не умрет никогда, но ее значимость и объем будут стремительно сокращаться. Параллельно с автоматизацией будет развиваться рынок аутсорсинга: кадровые центры обслуживания, которые возьмут на себя вопросы отпусков, трудовых книжек, приказов и т. п. Подобными схемами работы, например, в бухгалтерии или в IT уже никого не удивишь. В HR события будут разворачиваться по такому же пути. Хорошая новость в том, что, у тех, кто останется в HR, будет шанс заняться чем-то более содержательным, переквалифицироваться в бизнес-партнеры.

Метки: ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1