Русский мир и западная цивилизация – аксио-коммуникативный Grand Canyon

16 сентября 2014
от

А.А. Калмыков

Это верно, что я сапогом размазал по полу их собачку. Но это уж цинизм обвинять меня в убийстве собаки, когда тут рядом, можно сказать, уничтожены три человеческие жизни. Ребенка я не считаю.

Д.Хармс Реабтлитация 1941 г.

Далеко, далеко в республики Чад

Изысканный бродит жираф

Н. Гумилев

В недавно вышедшем на экран фильме-завещании А.Германа «Трудно быть богом» снятого по одноименному роману Стругацких развернута картина повседневности далекой планеты на которой сформировалось достаточно странное общество. Первое, что можно сказать про него с коммуникативной точки зрения, это то, что в нем основной репрезентационной системой является кинестетическая, и, соответственно, в процессе коммуникации задействуются прежде всего тактильная, обонятельная и вкусовая модальности. В результате люди там разговаривают с помощью прикосновений и обнюхиваний. Визуальные и, прежде всего аудиальные  каналы коммуникаций практически не используются  даже землянами, которые ведут себя точно также как и аборигены.

Герои вовсе не бессловесны, но произносимые ими слова, как будто никакого отношения к происходящему вокруг не имеют. Слова не превращаются в текст, а поэтому не являются носителями смысла. Да и сам фильм, похоже, также нельзя считать текстом, поскольку логика его драматургии считывается с трудом, если она вообще там присутствует.

Фильм не текст, но послание. В чем же содержание этого послания?

Может быть в том, что люди уподоблены броуновским частицам, траектории движения которых принципиально непредсказуемы. Более того, поведение людей напоминает поведение стадных животных, — они именно так как показано в фильме толкаются, обнюхиваются, прижимаются друг к другу, а затем неожиданно проявляют агрессию. Броуновское движение, как известно, это модель хаоса в котором нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Время не является тем параметром относительно которого разворачивается действие. Хронотоп фильма заморожен, и это сделал А.Герман, который всегда очень точно воспроизводил и разворачивал временной контекст. Здесь же «мастер времени» сконструировал такой материал, из которого ничего изменного вылепить оказалось невозможным. В этой связи следует упомянуть  цитирование Питера Брейгеля Младшего с его якобы танцующими статичными фигурами, и Иеронима Босха, с его картинами преисподней.

Да и с пространством фильма тоже что-то странное. Оно как будто бы состоит из одной вертикали висящей в некоторой исчезающей точке. То есть пространство как минимум одномерно, если вообще существует. Опять подчеркивается состояние хаоса, в котором, повторюсь, нет ни пространства, ни времени, ни будущего, ни прошлого, ни идентичности, ни самодостаточности, ни нравственных и этических критериев, следовательно, никаких устойчивых ценностей.

Фильм явно отсылает нас к безмолвному и слепому средневековью, но не к   прошлому, а к новому средневековью общества постмодерна. В этой связи характерна еще одна деталь. Режиссер использует свой любимый прием – ручную камеру. Происходящее периодически фиксирует некий телеоператор, который бродит с видеокамерой, выхватывая  заглядывающих в нее и кривляющихся перед ней случайных персонажей, как это и происходит при реальных съемках телерепортажа на улице. Очевидно присутствие некой третьей стороны (помимо аборигенов и землян) которая и «управляет» обществом, точнее фиксирует результат своего «управления».

Эта планета как будто бы подверглась широкомасштабному применению консциентального[1] оружия (оружия поражающего сознание), под удар которого похоже попали и пришельцы с Земли. При его применении происходит разрушение этнородовой идентификационной матрицы. Это разрушение знаменует восстание среднего человека против Рода, культуры и истории, что наглядно демонстрирует фильм.  Любые идентичности представленного общества смазаны и условны. Любого персонажа можно поместить в  произвольную идентификационную матрицу, что и является задачей применения этого типа оружия позволяющего освободить организацию сознания человека от различных культурных ограничений.

Можно даже сказать, что в этом обществе все как-бы вязнет, погружаясь в топкую и зловонную трясину. Именно этим можно объяснить нежелание, а точнее невозможность  главного героя вернуться на Землю.

Что же касается примеров применения подобного оружия в современности, то достаточно приглядеться к актуальной геополитической ситуации. Например, к происходящему на Украине, где произошла резкая деформация идентичности. Впрочем, к Украине мы еще вернемся. А пока о так называемых европейских ценностях, приобщиться к которым так стремится незалежная.

Возможно, покажется странным, что я хочу начать с события, случившегося в 2012 году в Копенгагене, где совершили публичную казнь (аутодафе) жирафа Мариуса. Действительно стоит ли напоминать о смерти парнокопытного в то время, когда под бомбами гибнут тысячи людей ? Тем не менее, полагаю, что это событие вполне можно считать знаковым, более того, оно показало, что на самом деле представляют собой либеральные европейские ценности.

Это становиться ясным из анализа удивленно-оправдательных речей организаторов «детского образовательного проекта»[2]. Оказывается, молодое здоровое животное является генетически неполноценным. Его убийство продиктовано необходимостью поддерживать генетическое разнообразие, в соответствии с правилами, приняты в ЕС противодействующим кровосмешению (инбридингу).  Впрочем эта казнь была осуществлена из соображений гуманизма, поскольку  Мариус страдал бы если бы ему не давали спариваться или его кастрировали, передали в цирк или не в ЕС-совский зоопарк, отпустили бы на волю. Что бы он не страдал и осуществили эвтаназию с помощью строительного пистолета. Просто усыпить его тоже было нельзя, поскольку тогда бы пропало мясо скормленное львам в рамках того же  детского образовательного проекта. Ну конечно зачем добру зря пропадать, как коже, золотым коронкам и волосам узников концлагерей 3-го рейха. Главное, что следует из всего этого – очень знакомая риторика: генетическая несостоятельность, обеспечение жизненного пространства и т.п. И вот что удивило: «Чем жираф лучше коровы, а мы водим детей на бойню?».  И это притом что образ жирафа используется в логотипе зоопарка.

Итак — эвтаназия животных на основании закона и гуманизма. Если бы этим все ограничивалось. Увы, происходит легализация эвтаназии и, что самое тяжелое, эвтаназии детей.

Она легализована в Бельгии в 2013 году и подразумевает право умерщвлять безнадежно больных детей любого возраста. Если эвтаназия взрослых допускает (пока по крайне мере) возможность  самостоятельного решения, то эвтаназия детей возвращает нас к Спартанскому опыту сбрасывания со скалы всех неполноценных. Эта идея аргументируется опять таки гуманизмом и избавлением от ненужных страданий, но на самом деле в ней четко просматриваются все те же евгенические концепты середины 20-го века. Такое было бы невозможно в христианской цивилизации, где центральным является вопрос существования жизни после смерти, а точнее о христианской вере в Воскресение Христово.

«Хотя следует отметить, что, действительно, все наши противопоставления и споры идут вокруг одной весьма тонкой и хрупкой вещи — либо нам важно, что будет происходить после нашей смерти, либо нам это в большой степени безразлично». [3]

Получается,  что христианская по своему по своему происхождения Западная цивилизация перестает быть таковой. Чему свидетельствует и усиливающийся тренд легализации садомизма.

На сегодняшний день однополые браки легализованы в 16 странах мира, а также в некоторых штатах США и Мексики.  Среди них: протестантские страны:  Нидерланды, Бельгия, Канада, ЮАР, Норвегия, Швеция, Дания, Великобритания, Новая Зеландия;  католические страны: Испания, Португалия, Исландия, Мексика, Аргентина, Бразилия,  Уругвай, Франция.

Но и это увы не все. Современные европейские ценности включают толерантность к уж совсем диким (т.е. нецивилизованным) формам общественного бытия).

Ведущие голландского молодежного телешоу Proefkonijnen («Подопытные свинки») Деннис Сторм (Dennis Storm) и Валерио Зено (Valerio Zeno) в эфире своей телепередачи попробовали по кусочку мяса друг друга. Оба телеведущих перенесли перед эфиром небольшую операцию: у Сторма хирурги отрезали небольшой кусок плоти с ягодиц, а у Зено — с живота. После этого мясо было тщательно прожарено, и ведущие съели его в студии. Как пишет The Daily Mail, Сторм и Зено заявили, что в человечине «нет ничего особенного», хотя и отказались комментировать вкус мяса. Вопрос о том, какова на вкус человеческая плоть, стал темой для премьерного выпуска передачи, а также широкого обсуждения в форумах.[4]

Недалеко ушли от этого и устроители рекламной акции компании Capcom в преддверии выхода шестого эпизода популярной игры «Обитель зла», открыв мясную лавку для любителей человечины в Смитфилде на востоке Лондона. Мясо было все съедобное, хотя и принадлежит не людям, но закамуфлированное под части и органы человеческого тела. Все они были старательно сделаны кулинарной художницей Шэрон Бэйкер из свинины и говядины. Жуткий вид товара не помешал поклонникам игры и фанатам темы зомби приобретать товар по весьма завышенным ценам. До недавнего времени Смитфилд был обычным мясным рынком в Лондоне. Важно отметить, что доход от продажи «человечины» не иначе как с особым цинизмом пошел в благотворительную организацию — в помощь инвалидам, которые потеряли свои конечности.

Подобные перфомансы и креативы, а именно этим оправдываются инициаторы, по сути являются пошаговым приучением западного общества к толерантности по отношению не только к каннибализму, но и к нарушению других фундаментальных цивилизационных табу.

Таким абсолютным табу практически во всех культурах являлся инцест. Однако в ЕС уже началось обсуждение легализации инцеста.[5] Некоторые европейские политики открыто в прессе и на ТВ представляют инцест как европейскую «гендерную норму». При этом по аналогии с «гомофобией» предлагается ввести понятие «инцестофобии», за проявления которой наказывать. Одновременно с этим в некоторых странах европейского союза обсуждают и легализацию педофилии. К этому стоит добавить специфические программы обязательного раннего сексуального просвещения, которые широко обсуждались общественностью.

В целом явно виден тренд трансформации ценностей западной цивилизации в направлении отказа от тех из них, которые составляли ее ядро. Даже поверхностного анализа достаточно чтобы сделать вывод о том, что все это направлено на ослабление возможности репродукции самой западной цивилизации. Речь идет в буквальном смысле о самоубийстве Европы. Стоит напомнить, что Ф.М. Достоевский называл Европу дорогим кладбищем.

Публицист Михаил Веллер писал:

«…Западная цивилизация находится сейчас в стадии спада, в стадии схлопывания, в стадии развала. Людей рождается все меньше, люди не хотят размножаться. Моральных запретов не существует. Производство переносится в дешевые страны. Из своего народа плодится все больше и больше дармоедов, паразитов и нахлебников – потому что за счет производства, которое вынесено куда-то в Юго-Восточную Азию, в дешевые страны, своим безработным (закрыли их заводы) выплачиваются высокие социальные пособия. В несколько раз выше, чем рабочему, который работает в Малайзии. И этими бесплатными подачками свои рабочие развращаются и превращаются в классический римский люмпен-пролетариат, который в течение нескольких десятилетий уже ничего не хочет, ни за что не держится, а требует только хлеба, зрелищ и соблюдения своих прав.»[6]

Писатель апеллирует к экономическому аспекту проблемы, который конечно немаловажен и влияет на формирование актуальных ценностей и коммуникативных паттернов, т.е. форм отношений между людьми, однако не менее, если не более важен духовно-культурологический аспект. В этой связи так и хочется сказать вслед за Ф.Ницше: «Бог умер» в Европе. Также вновь актуальным становиться классический труд О.Шпенглера «Закат Европы». Согласно Шпенглеру мы наблюдаем умирание «фаустовской души» западной культуры, символом которой является беспредельное пространство и динамизм. Пространство, особенно после формирования ЕС, которое первоначально можно было считать попыткой возрождения Священной Римской Империи, и превратившегося в колонию США – сжимается как шагренивая кожа, а прогрессистский динамизм теряет цель и смысл. Точнее, закат Европы наступил несколько раньше, когда потерпели крах модернистские проекты фашизма и коммунизма. Модернистский, проект либерализма только сегодня заканчивает свое существование, агония которого возможно и приводит к упомянутым выше эффектам.[7]

«Чем более приближается культура к полудню своего существования, тем более мужественным, резким, властным, насыщенным становится ее окончательно утвердившийся язык форм, тем увереннее становится она в ощущении своей силы, тем яснее становятся ее черты. В раннем периоде все это еще темно, смутно, в искании, полно тоскливым стремлением и одновременно боязнью… Наконец при наступлении старости начинающейся цивилизации, огонь души угасает. Угасающие силы еще раз делают попытку, с половинным успехом – в классицизме, родственном всякой умирающей культуре ию – проявить себя в творчестве большого размаха; душа еще раз с грустью вспоминает в романтике о своем детстве. Наконец, усталая, вялая и остывшая, она теряет радость бытия и стремится – как в римскую эпоху – из тысячелетнего света обратно в потемки перводушевной мистики, назад в материнское лоно, в могилу…»[8]

Доминирование цивилизации над культурой приводит к тому, что становятся не различимы вещи, знаки вещей, симулякры, личности, организмы. А организмам и вещам равно как их символам и симулякрам действительно все дозволено, в том числе получение удовольствия любым способом. Так целью цивилизации становиться «мир и безопасность». Мир как пространство удовлетворения, а безопасность как расширение вседозволенности с помощью закона. Закон таким образом, перестает быть регулятором стабильности и развития общества перерождаясь в алгоритм его деградации до состояния нового средневековья.

Следует напомнить, что средневековье отличала смешение на всех уровнях от повседневного бытия до политического дискурса христианских концептов и языческих представлений, которые в последствии после Ренессанса фактически стали латентно доминировать, периодически актуализируясь в рамках развертывания модернистских социально-политических проектов (коммунизма, фашизма, либерализма, фундаментализма). Христианство с его абсолютизацией Личности реально сталкивается с обезличивающей машиной языческого общества потребления. Очевидно, что ценности христианской цивилизации оказываются просто несовместны с ним. Поэтому и коммуникация становится невозможной. Это не просто коммуникативный диссонанс, это тектонический разлом.

На Украине, возникла причудливая смесь нацизма с его русофобией и антисемитизмом, иудейского политического управления, фашизма с его ритуальностью, символикой и героизацией, сектантства самого разного вида и рода, бытового суеверия и наконец слепой веры в блага западной цивилизации. Это демонстрирует некоторое новое явление уже не модернистского, а постмодернистского плана. Иными словами, Украина, как ранее Российская Империя, – полигон для испытания нового социо-культурного и политического проекта, пока не имеющего именования. Украине возможно уготована роль первопроходца в новое средневековье.

Аксио-коммуникативный Grand Canyon, к сожалению,  сегодня проходит по Днепру.


[1] См. лекцию Ю.В. Громыко: Консциентальное оружие и консциентальные войны. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2007/782

[2] См. Жирафу не осталось места в Европе. URL: http://www.gazeta.ru/social/2014/02/10/5898045.shtml

[3] Там же.

[4]См. URL: http://www.youtube.com/watch?v=IzS6mrdYPl0

[5] См. URL:  http://www.odnako.org/blogs/o-legalizacii-incesta/

[6] Михаил Веллер. Перпендикуляр. M.: Издательский дом: АСТ. 2008.

[7] См. Калмыков А.А. Судьба политического в цивилизации модерна: экопсихологический анализ // Вестник РГГУ. Серия «Политология. Социально-коммуникативные науки». № 1. М., 2011. С.9-15

[8]Закат Европы / Авт. вступит, статьи А.П. Дубнов, авт. комментариев Ю.П. Бубенков и А.П. Дубнов. — Новосибирск: ВО «Наука». Сибирская издательская фирма, 1993.Т.1. С.173

Метки: , ,

Версия для печати Версия для печати

4 Ответовна «Русский мир и западная цивилизация – аксио-коммуникативный Grand Canyon »

  1. С.М. Соколов на 21 сентября 2014 из 12:24

    Украине возможно уготована роль первопроходца в новое средневековье. — А РФ уготована какая роль ?

    • admin на 21 сентября 2014 из 19:49

      Спасителя цивилизованного мира

      • Степан Матвеев на 22 сентября 2014 из 21:12

        Ну это вы сильно размахнулись. Хотя бы сами себя спасли, а за мир не беспокойтесь. Он как-то сам, без нас.

        • admin на 23 сентября 2014 из 0:52

          Вы конечно правы, так как «спасись сам, и возле тебя многие спасутся». Такая есть православная фраза. Однако, во-первых, мои слова — полемический ответ предыдущему ироничному комментатору. Во-вторых, и это серьезно, Россия пропадет, если не поставит перед собой великой цели, и осознает ее. Таковой может быть и Спасение Европы, о чем еще Федор Михайлович писал. А может быть это уже и поздно.

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1