Информационная война — это тоже война на поражение

9 декабря 2016
от

Виталий Третьяков о современной форме агрессии Запада против России

Нельзя сказать, что в 90-е и в начале 2000- годов политические и «информационные» отношения между Россией и Западом (особенно по проблемам, касающимся стран постсоветского пространства) были идеальными или хотя бы корректными, но всё-таки определённая пристойность соблюдалась. Однако начиная с реакции западных СМИ и политиков на так называемую мюнхенскую речь Владимира Путина (выступление на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, 10 февраля 2007 г.), в которой президент России раскритиковал политику Запада и прежде всего США, можно было отметить явное нарастание информационного давления Запада на нашу страну. А равно — реанимацию в работе западных СМИ на собственную аудиторию антироссийской пропаганды и жупела «российской угрозы».

В связи с событиями так называемой «войны 08.08.08» (нападение грузинских войск на Южную Осетию и обстрел российских миротворцев в этой республике) эта информационная политика резко активизировалась, приняв практически все черты настоящей информационной войны. Ну и, наконец, с осени 2013 года (что показательно, ещё до возникновения в Киеве так называемого «евромайдана», но в связи с намечавшимся подписанием Украиной соглашения об ассоциации с Евросоюзом) ничем иным, кроме как информационной войной, информационную политику Запада по отношению к России и по поводу России назвать, на мой взгляд, уже было нельзя.

Причём во всех этих случаях Запад выступал как нападающая сторона (или агрессор), а Россия — как обороняющаяся.

Информационная война есть сумма целенаправленных действий, направленных на информационное, а значит, и психологическое, и, в конечном счёте, политическое подавление того, кого ведущий войну считает своим противником, то есть население и политическое руководство противоположной стороны. Целью-максимум информационной войны является полная капитуляция противника и его политическое подчинение. Целью-минимум — психологическая дезорганизация населения страны-противника, его деморализация и порождение сомнений в правильности или в силе своей позиции и особенно в правильности действий политического руководства своей страны.

Информационные войны сопутствуют любым войнам (чаще всего — ещё и предшествуя им), а посему не являются чем-то новым или исключительным. Но между информационными войнами, ведущимися во время настоящих (горячих) войн, и информационными войнами в мирное время есть существенные различия, которые нужно знать и иметь в виду, особенно если ты не хочешь проиграть в, так скажем, мирной информационной войне.

Особенности эти, которые я опишу, отталкиваясь от реалий информационной войны, ведущейся Западом против России как минимум с осени 2013 года, таковы.

1. Обычная война объявляется открыто и официально (соответствующим заявлением, разрывом дипломатических отношений и проч.) или фактически — так или иначе по твоей территории наносятся удары, а войска противоборствующей стороны переходят границу и проч. Ничего этого не случается при начале информационной войны — официально она никогда не объявляется, а часто даже отрицается сам факт её ведения.

2. Вся существующая в мирное время инфраструктура противника, находящаяся на твоей территории (посольства, официально действующие и нелегальные разведывательные центры и сети, представительства фирм и банков, языковые школы, системы связи, корреспондентские пункты СМИ, представительства разного рода фондов, просто граждане и проч.), не может быть ликвидирована или сильно ограничена в свободе действий. Между тем, всё это может быть использовано и обязательно используется для ведения в ходе информационной войны боевых действий. Что-то на 100%, что-то в меньшей или гораздо меньшей (например, отдельные граждане) степени.

3. Современная информационная война ведётся в условиях свободы СМИ и всех остальных свобод, отсутствия цензуры, а также в условиях абсолютной прозрачности границ для распространения любой информации (Интернет), начиная от кинофильмов, телепродукта и проч. и заканчивая собственно агентурной информацией, для передачи которой даже не нужно использовать какие-то секретные или кодированные системы связи.

4. Современная информационная война против России ведётся в условиях, когда объём информационного продукта США (начиная от кинофильмов), распространяемого в России, многократно превосходит объём российского информационного продукта, распространяемого в США. Причём бо́льшая часть информационного продукта США распространяется в России российскими же средствами массовых коммуникаций — телевидением, киносетями, средствами массовой информации, учебниками английского языка и проч.

5. Информационная война против России ведётся как на русском, так и на английском и других иностранных языках. И в этом у США априорное преимущество, ибо десятки миллионов граждан России хорошо или очень хорошо знают английский язык (или другие западные языки), а абсолютное большинство граждан США не знает никакого другого языка, кроме английского.

6. Равным образом и бо́льшая часть населения стран, участвующих вместе с США в информационной войне против России, не знает русского языка, но знает английский. Это очень важный фактор, ибо информационная война, направленная против России, покрывает своими действиями и другие страны.

7. Обычная военная агрессия против России никогда не захватывает всю её территорию, тогда как современная информационная война сразу же покрывает своими действиями абсолютно всю территорию страны, включая и столицу. В этом смысле можно сказать, что непосредственно с момента начала информационной войны вся территория России (как — в данном случае — и любой другой страны) автоматически приводит к информационной оккупации (насколько эффективной — другой вопрос) всей территории и всего населения страны, включая детей.

8. Соответственно, коллаборационисты, которые всегда появляются при ведении любой войны, в обычной войне вынуждены перебегать к врагу и открыто действовать под его знаменем, вызывая соответствующие чувства у населения и профессионалов, ведущих боевые действия. Во время же информационной войны коллаборационисты имеют все возможности действовать на нашей территории, будучи при этом защищены всеми законами и обладая всеми законными правами и свободами. Это, кстати, одна из ключевых опасностей информационной войны. В определённом смысле — решающая опасность.

9. Использование оружия обычной войны всегда приносит боль и страдание населению, причём сразу и непосредственно. А значительная часть оружия информационной войны, напротив, приносит удовольствие (кинофильмы, например), альтернативную информацию (если даже лживую, всё равно привлекательную своей альтернативностью) и то, что можно назвать «запретным плодом», то есть притягательным по определению.

10. Наконец, информационные войны ведутся по всем правилам настоящих войн (кроме применения боевого оружия), включая шпионаж, контршпионаж, провокации, обман, поиск предателей, подкуп «военачальников», создание альтернативных правительств, засылку (информационных) диверсантов, высадку (информационных) десантов и проч. То есть если ты по каким-либо «высшим» соображениям ограничиваешь свой боевой арсенал для ведения информационной контрвойны, ты либо не умеешь вести такую войну, либо предатель.

Это не все отличия мирной информационной войны от такой же войны, но ведущейся параллельно войне обычной. Не все, но главные и достаточные при их осмыслении (или даже поверхностном знакомстве с ними) для того, чтобы понять: в определённом смысле вести информационную контрвойну даже сложнее, чем обычную.

Можно ли не участвовать в информационной войне, если её развязал твой противник (конкурент, оппонент)? Можно. Но тогда тебе гарантировано поражение и тогда ты рано или поздно капитулируешь.

Следовательно, отказ от участия в информационной войне против твоей страны, которая уже началась, есть предательство. А единственной целью информационной контрвойны, как и любой другой войны для отражения агрессии против твоей страны, является победа. С той лишь существенной разницей, что если победа в обычной (горячей) войне требует, как правило, её переноса на территорию противника, полный разгром его вооружённых сил и захват столицы (с возможной последующей более или менее продолжительной оккупацией), то победа в информационной войне может считаться достигнутой в том случае, если противник просто прекратил ведение информационных боевых действий против твоей страны. Нужды в (выражаясь языком Великой Отечественной войны) «разгроме агрессора в его собственном логове» нет.

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

Метки: , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 

SSD Optimize WordPress UA-18550858-1