ПОКОЛЕНИЕ NEXT: СТУДЕНТ ЭПОХИ ПОСТМОДЕРНА

26 января 2009
от

Марк Тейлор

Mark L. Taylor. Meeting Generation NeXt. Today’s Postmodern College Student.
Перевод с английского Никиты Дунаева. 

источник: http://www.strana-oz.ru/?numid=30&article=1273 

Нынешняя генерация вузовских студентов — поколение Next — принесла с собой в аудиторию целый ряд личностных и социальных особенностей, которые подчас ставят в тупик работников образования. Будучи продуктом совершенно иной социальной реальности, нежели поколения, представленные профессорско-преподавательским составом, эта генерация проявляет постмодернистский тип поведения и потребительское отношение к образованию, которые крайне плохо сочетаются с традиционной схемой преподавания знаний в высшей школе [1] . Данная статья представляет обзор характерных черт поколения Next и содержит рекомендации, как помочь его представителям добиться успехов в высшем образовании. 

Люди нового тысячелетия или поколение Next

Следует сразу оговориться, что обобщения относительно целых поколений — занятие по меньшей мере рискованное, особенно если речь идет о таком разношерстном племени, как поколение Next. Тем не менее существует заимствованная из социологии и антропологии концепция модальной личности, которую уже долгое время успешно используют для описания основных личностных тенденций, характерных для той или иной группы либо популяции [2] . Если не забывать, что внутри любой группы существует большая вариативность, и не подходить к модальным тенденциям догматически как к неким стереотипам, то некоторые обобщения все же могут оказаться полезными для понимания природы поколенческих групп.

В наше время отдельные поколения часто становятся объектом описания, причем особенно пристальное внимание уделяется генерациям, следующим за беби-бумерами — теми, кто родился непосредственно после 1965 года [3] . В отношении более ранних поколений существует определенное единство мнений, а вот по поводу свойств и перспектив нынешней молодежи мнения существенно расходятся.

Нейл Хау (Neil Howe) и Уильям Страусс (William Strauss), наиболее плодовитые авторы массовых изданий, объявили современную молодежь «людьми нового тысячелетия» (Millennials) [4] , «следующим великим поколением» вслед за военным «Величайшим» поколением 1901–1924 годов рождения [5] .

Однако многие работники высшей школы не отмечают столь блестящих достоинств у своих студентов, по крайне мере в их массе, если говорить о менее престижных вузах с низким конкурсом или об учебных заведениях с двухгодичным курсом обучения. Хау и Страусс обнаруживают у поколения нового тысячелетия, в частности, следующие качества:

• «Стремление к хорошим оценкам и успеваемости». Однако в действительности нынешнее поколение не только не стремится хорошо учиться, но, напротив, представляется наименее усердным племенем студентов всех времен [6] . Это самые равнодушные к учебе и недисциплинированные студенты, они крайне мало времени проводят за учебниками, испытывают скуку от учения и часто опаздывают на занятия – все это вопреки инфляционно высоким оценкам школьных аттестатов [7] .

• «Уважение к общественным нормам и институтам». Нынешняя молодежь не только не отличается гражданской лояльностью и корректностью поведения, как уверяют Хау и Страусс, но ее (да и общества в целом) неучтивость стала притчей во языцех и широко освещена в литературе [8] . Рекордно низкие показатели гражданской активности свидетельствуют о невысоком уровне гражданского сознания, плохом знакомстве с правилами общественного поведения, а также о слабых связях с традиционными общественными структурами [9] . 

• «Активное участие во внеаудиторной деятельности» и «готовность выполнять общественную работу». Высокая вовлеченность в подобную работу действительно отмечается среди учащихся старших классов средней школы, однако этот показатель стремительно падает после их поступления в вуз. Отсюда можно сделать вывод, что старания старшеклассников могут быть обусловлены программой или жесткими требованиями школы в отношении общественной работы.

•«Больше интересуются математикой и естественными науками и меньше — гуманитарными». Согласно данным, приводимым Астином (Astin) и другими сотрудниками Исследовательского института высшего образования (Higher Education Research Institute) [10] , данное поколение проявляет крайнее равнодушие к учебе и не выказывает особого интереса ни к математике, ни к естественным, ни к гуманитарным наукам.

•«Требуют создания безопасной, регламентированной среды обучения». Несмотря на то что нынешние студенты подвержены стрессам, живут в условиях ухудшающейся экологии и нередко находятся на грани нервного срыва [11] , вряд ли кто-нибудь из работников высшего образования станет утверждать, что студенты так уж жаждут более безопасной или регламентированной среды, — особенно учитывая тот факт, что ужесточение мер безопасности и внутреннего распорядка могут наложить ограничения на их собственное поведение и стеснить личную свободу. 

Некоторые черты, свойственные, по мнению Хау и Страусса, генерации нового тысячелетия, в принципе, адекватны и даже самоочевидны: взаимопонимание с родителями, склонность к новым технологиям, этническая пестрота и количественное преобладание женского студенческого контингента. Однако по сравнению с перечисленными выше пунктами эти черты менее существенны для обучения; к тому же в реальных условиях учебного заведения они могут проявляться самым неожиданным образом и отнюдь не всегда способствуют улучшению учебного процесса и личностному развитию, как будет показано ниже. В целом перед нами совсем не то, что подразумевалось под понятием «люди нового тысячелетия». Студенты, могущие претендовать на это звание, не составляют большинства вузовского контингента. Если их где-то и можно встретить, то, вероятно, в элитных учебных заведениях. Подавляющее же большинство студентов следует рассматривать не через призму приписываемых им субъективных черт, а в свете конкретных условий их социализации и особенностей эпохи постмодерна. 

Поколения эпохи постмодерна 

Поколение Next — это прямое порождение изменяющихся социальных условий, в совокупности образующих явление постмодерна. Личное мнение и потребительский интерес теперь гораздо сильнее влияют на формирование ценностной системы и практику повседневных решений, чем ценности традиционные, такие как религия и наука [12] . Как сказал Вацлав Гавел, бывший президент Чешской Республики: «Мы живем в постмодернистском мире, где все возможно и почти ни в чем нет определенности» [13] . Высшее образование в целом основывается на ценностях Нового времени (модерна), которые уходят корнями в эпоху Просвещения и неразрывно связаны с такими понятиями, как оптимизм, познаваемость истины, наука и разум. Постмодерн более склонен к пессимизму, провозглашает, что «истина» для каждого своя, ставит личное мнение и предпочтение выше истины, а личный опыт — выше науки и разума и не признает авторитетов [14] .

Глубинные культурные перемены произошли в устройстве семьи, что в свою очередь привело к изменению социализационных моделей, агентов социализации и динамики межличностных связей. Еще в 1960-х годах 75% семей соответствовало классической схеме: работающий отец, мать-домохозяйка и по крайней мере один ребенок; однако к 1997 году в эти критерии укладывались уже лишь три семьи из ста [15] . Подобная трансформация семьи — самая радикальная со времен индустриальной революции, когда главы семейства бросили фермы и подались в промышленные города.

Великий исход матерей на рынок труда и рост количества разводов привели к тому, что нынешнее поколение детей испытало на себе уникальный опыт воспитания — по крайней мере для США. Распространение дошкольных детских учреждений с пеленок превращало детей в потребителей, особенно в неполных семьях, которые постепенно становились преобладающей формой семьи. В дошкольных учреждениях ребенок подвергается множеству моделей социализации, воспитания и надзора — сколько наставников, столько и моделей. А поскольку персонал детских учреждений — это одна из наиболее плохо подготовленных и низкооплачиваемых категорий работников в нашем обществе, качество социализации детей и приобщения их к культурным ценностям, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Многие уже в раннем возрасте получали от родителей ключи от квартиры и после школьных занятий оказывались предоставлены самим себе, проводя время в обществе телевизора (на экране которого чем дальше, тем больше господствовали насилие и секс). Все эти многочисленные и бессистемные социализирующие влияния не могли не сказаться на отношении подросших детей к высшему образованию. 

Характерные черты поколения Next 

Вместо того чтобы сидеть и ждать от наших абитуриентов проявления признаков провозглашаемой Хау и Страуссом новой великой поросли, гораздо продуктивнее будет признать, что представители поколения Next являются неизбежным продуктом нашего потребительского постмодернистского общества, описать их характерные особенности и выработать эффективный план действий. Учитывая вышеописанные социальные влияния, логично предположить, что представителям поколения Next свойственны следующие характеристики.

Потребительское отношение к жизни 

Потребительство и свобода личного выбора приобрели огромное значение в период после Второй мировой войны и ныне считаются едва ли не самыми главными американскими ценностями. Правда, религиозные и традиционные представления более ранних эпох, а также ценности науки и разума, порожденные Новым временем, продолжают сосуществовать с веяниями постмодерна, однако есть масса свидетельств мощнейшего влияния последнего, особенно в крайних проявлениях потребительства. В образовании, как и в любой другой области жизни, все большее значение приобретает модель «производитель — потребитель», накладывая существенный отпечаток как на отношение студента к целям обучения, так и на взаимодействие студента и вуза. Студенты настаивают на немедленном удовлетворении своих желаний, ищут наиболее выгодных сделок, склонны торговаться, а в случае неудовольствия могут начать сутяжничать. И хотя многие вузы перешли на модель обслуживания студентов как клиентов, тем не менее остается острой проблема, выражающаяся формулой: «Я заплатил за обучение, а теперь будьте добры предоставить мне знания (или диплом)» [16].

Ориентация на развлечение 

Начиная с детской телепередачи «Улица Сезам» поколению Next внушают, что обучение должно быть увлекательным, легким и доставлять удовольствие. Теперь молодые люди могут ожидать, что легкими и увлекательными будут любые их занятия. Между тем подобные представления плохо сочетаются с усердием и кропотливым трудом, необходимыми для получения серьезного высшего образования, равно как и с привычной для большинства преподавателей лекционной формой обучения. Многие, если не большинство преподавателей, воспитанных на научном методе Нового времени, все чаще теряются при попытке заинтересовать своим предметом студентов эпохи постмодерна. Наставники жалуются, что их подопечные хотят получать хорошие оценки при минимуме усилий, что студенты и вузовская администрация ждут от них искусственного завышения успеваемости, что образовательные стандарты падают, а студенты проявляют инертность [17] . 

Право потребителя 

Основной принцип потребительской модели таков: если заплачено, то вынь да положь. Студенты поколения Next полагают, что имеют право на получение товара (курсового зачета или даже диплома) уже просто потому, что оплатили обучение. Некоторые из них притязают на то, чтобы самим определять форму и содержание получаемых знаний, словно знание — это товар, который должен быть доставлен желаемым образом. Рекордно высокая инфляция школьных оценок лишь укрепляет представления о возможности добиться академических успехов, не прикладывая особых усилий.

Торг 

Склонность торговаться — еще один аспект потребительского отношения к образованию. Если в мире нет абсолютных ценностей, то все подлежит торгу.

Начиная с этапа выбора вуза, когда выторговываются пакеты льгот и субсидий, у студентов складывается впечатление, что в дальнейшем они смогут торговаться и о формах обучения, и о собственном поведении, и о финансовой стороне учебы в вузе. Многие студенты смотрят на программу курса примерно так же, как на цену в витрине автосалона: курс рассматривается не как окончательный контракт, а лишь как стартовая цена, которую можно попробовать снизить. Как ни странно, этим особенно грешат старшекурсники и аспиранты, хотя уж кому, как не им, должны были привить верные представления об образовании.

Неверие в традиционные ценности 

В постмодернистской культуре нашего времени традиционные модели премодерна и модерна — соответственно религия и наука — не могут одержать верх в противоборстве с потребительством, развлечениями и гедонизмом (как принципом немедленного получения удовольствия). Сегодняшняя молодежь готова проявлять терпимость к чему угодно, только не к тем, кто возводит в абсолют собственную модель мира. И это создает немалые трудности как для приверженцев традиционной религии, так и для работников образования, проповедующих ценности науки и разума. Свобода поколения Next от нравственных норм, нарушение которых должно было бы вызывать чувство вины, возможно, способствует раскрепощению, но оно делает человека беспомощным в вопросах этики и неспособным оценить последствия своего поведения для себя и окружающих. Справедливости ради надо отметить, что после терактов 11 сентября у части студентов, похоже, происходит сдвиг к более консервативным ценностям.

Несдержанность желаний 

Постмодернистская культура крайне щепетильно относится к личным потребностям. Если у вас возникла потребность, ее следует немедленно удовлетворить, и среда должна предоставлять для этого все необходимые условия. Молодежь ежедневно сталкивается со множеством подобных примеров, ее всячески побуждают к такому поведению. Традиционные представления о необходимости сдерживать сиюминутные желания сегодня почти полностью утратили привлекательность. Это весьма отрицательно сказывается на образовании, ведь получение диплома требует длительных усилий. Отсутствие у поколения Next, и в первую очередь его кумиров, нравственной сдержанности оборачивается необузданностью желаний и неразборчивостью в средствах их удовлетворения.

Жизненная близорукость 

Эта черта тесно связана с предыдущей. У многих представителей поколения Next крайне низко развиты навыки критического мышления, они пасуют перед трудностями и не умеют надолго планировать свои действия. Если психология потакания своим желаниям, неумение сдерживаться говорят об отсутствии премодерных ценностей, то неспособность планировать будущее нужно признать результатом плохого усвоения ценностей модерна: рациональности, логики, расчета.

Приспособляемость и прагматизм 

Научившись с младых ногтей подстраиваться под различные требования многочисленных воспитателей и ознакомившись — через СМИ или непосредственные контакты в мультикультуральном обществе — с самыми разными стилями жизни и поведения, молодежь поколения Next превосходно адаптируется к самым разнообразным обстоятельствам и условиям. Кроме того, не будучи стеснены никакой традиционной идеологией — усвоенной или разделяемой лишь внешне, — представители этой генерации более трезво и прагматично подходят к жизненным проблемам и применяют для их решения любые подходящие средства.

Высокая самооценка 

Хау и Страусс [18] пишут, что нынешние студенты уверены в свой уникальности, в том, что они олицетворяют надежды страны и чаяния своих родителей. Насчет родителей – возможно, так оно и есть, а вот по поводу надежды нации возникают большие сомнения. Многие, если не большинство, считают себя вундеркиндами. В детстве они участвовали в играх и соревнованиях, где призы присуждались всем без исключения — причем призы одинакового достоинства. Если взрослые отзывались о каком-то ребенке как о лучшем или более способном, чем другие, или проводили иное различие между детьми, они немедленно подвергались порицанию за непедагогичность и неспособность признать уникальность дарований каждого ребенка. В начальной и средней школе прилежание все чаще ценят выше успеваемости, пытаясь тем самым развить в детях высокую самооценку и инициативу. Искусственное завышение оценок при низком уровне знаний в старших классах школы ведет к тому, что многие абитуриенты приходят в вузы в полной уверенности, что можно будет добиться высоких результатов без особого напряжения. Многие затем испытывают настоящее потрясение, столкнувшись с реальными требованиями и трудностями учебы в вузе.

Некоторые учебные заведения — к примеру, известный Бенедикт-Колледж в городе Колумбия, штат Южная Каролина, — в качестве эксперимента выставляют оценки не только за успеваемость, но и за прилежание.

Они знают, чего хотят 

Многие из сегодняшних студентов готовы заботиться сами о себе, привыкнув к этому с раннего возраста, и потому производят впечатление людей самостоятельных, знающих, чего хотят. И хотя подчас их капризная требовательность выглядит как проявление зависимости, на самом деле они лишь упрямо добиваются своей цели, используя для этого любые средства. Многие из них были объектом чрезмерного внимания со стороны родителей, что также воспитывает сосредоточенность на собственных интересах и завышенную самооценку. 

Скептицизм 

Сочетание множества факторов вызвало падение доверия к авторитетам и традиционным источникам знаний, что является важнейшей чертой постмодерна [19] . В результате студенты стали подвергать сомнению истинность преподаваемых им сведений и придают гораздо больше значения личному опыту, а это чрезвычайно затрудняет процесс высшего образования, так как оно по большей части дидактично и во главу угла ставит объективность. 

Цинизм 

Среди американцев отмечается беспрецедентно низкий уровень доверия к институтам государства, средств массовой информации, религии и бизнеса; поколение Next не является исключением и считает эти институты коррумпированными и ненадежными [20] . Получившие широкую огласку случаи, когда правительственные чиновники лгут, журналисты пишут небылицы, священники оказываются педофилами, а бизнес-элита мошенничает, способны лишь укрепить уверенность, что ради выгоды люди готовы идти на все, невзирая на последствия для окружающих. Начинает казаться, что проблема добра и зла отступает на второй план, главное же — это умение заморочить людям голову и заставить плясать под свою дудку. Возникают законные вопросы: почему же новое поколение должно доверять высшему образованию, если все остальные институты оказались недостойны доверия И как высшему образованию завоевать доверие студентов

Вопросы безопасности 

Поколение Next знает не понаслышке, что мир полон опасностей: это мир, где студенты убивают своих сверстников и преподавателей, где существуют педофилы, похитители детей, террористы и даже родители-садисты и убийцы собственных детей. Бдительные родители и специальные школьные уроки безопасности научили детей быть крайне осторожными и подозрительными. К тому же налицо учащение издевательств и побоев учащихся со стороны сверстников. Нет никаких оснований надеяться, что нынешние студенты автоматически воспримут вуз как безопасное место и, к великому сожалению, что они возьмут на себя ответственность за собственную безопасность.

Стресс 

Молодежь поколения Next подвержена сильному стрессу — во многом именно из-за отсутствия безопасности, — хотя старается не показывать этого. Целый клубок проблем — работа, деньги, долги, учеба — вызывает чувство безысходности. Огромное большинство студентов признавались, что у них порой опускаются руки [21] . Следует добавить, что мало кто из представителей нынешней молодежи обладает достаточными социальными навыками, привязанностями, контактами, чтобы найти прибежище от стрессов в традиционных институтах (в компании сверстников, семье, среди соседей, в церкви).

Недостаток воспитанности и отзывчивости 

Для многих нынешних молодых людей, как и для современного общества в целом, характерна крайняя невоспитанность. Грубость, в отличие от деликатности, часто вознаграждается — по принципу «масло достается тому колесу, что скрипит». В отличие от исполненных серьезности «Величайшего» и «Молчаливого» поколений и эмоциональной генерации беби-бумеров сегодняшняя молодежь считает, что выглядеть участливым — это «не круто»; ее можно охарактеризовать как агрессивно бесчувственную. Сегодняшние молодые люди выглядят эмоционально зажатыми, особенно по сравнению с другими поколениями, и их трудно расшевелить и увлечь.

Интеллектуальное равнодушие 

Как уже говорилось, нынешнее поколение, пожалуй, — наименее усердное за всю студенческую историю. Студенты не желают учиться или хотя бы соблюдать дисциплину, чрезвычайно мало времени проводят за учебниками, скучают на занятиях и чаще, чем прежде, опаздывают на них.

Для многих целью является вовсе не приобретение знаний – внимания удостаиваются лишь предметы, имеющие непосредственное отношение к будущим заработкам. Особые трудности подобное отношение создает для преподавателей общеобразовательных дисциплин, в первую очередь гуманитарных, но также алгебры и базовых естественных наук. Современная молодежь, бесспорно, имеет доступ к небывало широкому объему информации, но, к великому сожалению, не обладает способностью отличать важное от второстепенного. Они живо интересуются лишь тем, какой материал войдет в экзаменационные билеты и что потребуется, чтобы получить хорошую оценку.

Резиньяция 

Их мир столь сложен, насыщен информацией и суров, что многие в качестве жизненной позиции избрали инфантильность, решив, что всех знаний не усвоить, а жизнь все равно неуправляема. Многие считают, что судьба или случай больше влияют на жизнь, чем их собственные усилия, и потому относятся ко всему безучастно. Но ни инфантильность, ни вера в случай не способствуют успешной учебе.

Избирательная склонность к риску 

Неспособность видеть хотя бы на несколько шагов вперед, многочисленные примеры эксцентричного поведения людей во всех сферах жизни от спорта до секса, отсутствие традиционных внутренних и внешних моральных ограничений – все это создает идеальную питательную среду для рискованных экспериментов и всяческих «приколов», от лыжной акробатики до татуировок на лице. Для многих в поколении Next чувство страха — это не сигнал приближающейся опасности, а побудительная причина, чтобы идти напролом и до конца. Как ни странно, они почему-то не проявляют особого авантюризма в учебе, предпочитая выполнять задания «от сих до сих».

Личные взаимоотношения 

Поскольку в период становления личности нынешние молодые люди видят вокруг разрушение традиционных межличностных связей, нет ничего удивительного в том, что многие из них подвергают свои отношения с другими людьми экспериментам в самых широких пределах. Учащающиеся издевательства и побои в среде сверстников делают эту среду небезопасной, и потому многие предпочитают искать дружбу и любовь в онлайновом и виртуальном варианте. В сочетании с потребительством и нетерпеливостью желаний это зачастую не дает наладить прочные и близкие отношения с кем бы то ни было.

Родители 

Одно из существенных отличий поколения Next от предшествующего поколения X — более активная роль родителей в его жизни. Родители как никогда ранее опекают своих повзрослевших детей: сдают за них приемные документы, выторговывают льготы, заполняют регистрационные бланки и всячески опекают свое чадо, вмешиваясь в процесс обучения. Сильно упрощая, можно объяснить этот феномен тем, что поколение X пришлось на период спада рождаемости; найти свое место и свой собственный путь в жизни их отцам казалось более важным, чем рождение детей. Напротив, поколение Next — это, скорее, «отголосок» беби-бума, желанные, бесценные дети беби-бумеров и поколения X, гордость и отрада родителей. Родительское вмешательство отмечается по всему спектру студенческого контингента — начиная с отстающих детей, которым действительно нужна помощь, и кончая отличниками, для которых родители пытаются выторговать наилучшие условия. И тут возникают два вопроса. Для кого мы, собственно, работаем — для родителей или для студентов Ведь многие родители не стесняются звонить и жаловаться непосредственно ректору, если не оправдываются их потребительские ожидания. И как быть с нашими обязательствами согласно закону о неразглашении сведений, касающихся учебы студентов

Этнокультурное разнообразие 

Поколение Next более спокойно относится к различиям в культуре, расе и половой ориентации, чем любая другая генерация; да и само оно в этом отношении являет более разношерстную группу. Правда, в то время как расово-этническое обособление снижается, классовое расслоение растет.

Искушенность в технике 

Современные молодые люди, с пеленок окруженные электроникой, прекрасно ориентируются в новых технологиях и нетерпимо относятся к технической некомпетентности других. Институты, которые не идут в этом отношении в ногу со временем, вряд ли могут соответствовать требованиям нынешних студентов. 

Постмодернистское образование для поколения Next 

Для эффективной организации учебного процесса и обслуживания студентов, особенно поколения Next, необходимо учитывать целый ряд факторов и специфических черт, выходящих за рамки профессиональной подготовки и опыта работников высшей школы. Профессорско-преподавательский состав, особенно в общедоступных образовательных учреждениях, порожден культурой модерна и привержен науке, понимаемой как поиск и наглядная демонстрация «истины», как система знаний, накопленных благодаря этой методологии. Постмодернистское отрицание студентами как самих научных фактов, так и авторитетов в науке вступает в противоречие с этими фундаментальными основами высшего образования, равно как и с исходным принципом, согласно которому образование и хорошие оценки добываются в поте лица. 

Назначение педагогики — изучать методы преподавания и по возможности совершенствовать процесс обучения. В аспирантурах, за исключением собственно педагогических кафедр, всерьез не занимаются вопросами педагогики и не учат преподавателей, как им вести себя в студенческой аудитории, как увлечь молодежь и удовлетворить ее запросы [22] . Неуважительное поведение студентов и неспособность многих преподавателей ему противостоять приводят к тому, что занятия становятся беспорядочными, атмосфера в аудитории — малопродуктивной, а иногда и просто угрожающей [23] . 

Чтобы повысить эффективность обучения, учитывая особые запросы поколения Next и специфические черты эпохи, можно было бы предложить следующие меры. 

С самого начала установить ясные требования и постоянно о них напоминать 

Современных молодых людей постоянно вынуждали адаптироваться ко всевозможным обстоятельствам и условиям, по большей части ясно не объясняя, каких результатов или какого поведения от них ожидают. Приспособляемость — возможно, одно из главных преимуществ поколения Next. Преподаватели должны этим воспользоваться и выработать четкие общедоступные требования.

Соблюдение единых вузовских правил, привлечение студентов к выработке этих правил и норм поведения — все это поможет повысить эффективность обучения. 

Быть последовательными 

Идет ли речь о недопустимости прогулов и опозданий или о качестве подаваемых письменных работ, хорошие преподаватели, подобно мудрым родителям, обязательно разъяснят студентам правила желательного поведения и будут добиваться соблюдения этих правил. Действующие в вузе правила должны быть четкими и обязательными для всех. Если закрывать глаза на несоблюдение какой-то части из этих правил, молодые люди сделают вывод о необязательном характере всего свода в целом и сочтут, что можно не исполнять остальные требования или торговаться по этому поводу. 

Обозначить все цели обучения 

Следует четко указать все желаемые цели обучения помимо собственно получения диплома. Результат должен предусматривать повышение компетентности и личностный рост студента. Если вузы заинтересованы не только в том, чтобы студенты овладели предметными знаниями, но чтобы они приобрели определенные поведенческие, нравственные, общественные и гражданские качества, все это следует четко сформулировать, связав с соблюдением определенных моральных принципов, выполнением общественно-полезной работы, участием в вузовском самоуправлении и общественной деятельности.

Разработать осмысленные цели и мероприятия по развитию личностных и гражданских качеств студентов 

Многие вузы, особенно общедоступные, не ставят перед собой сколько-нибудь четких целей по развитию личности, гражданских и моральных качеств своих студентов, ограничиваясь обтекаемыми формулировками либо краткими правилами поведения, содержащимися в памятке студента. В условиях нашей культуры, которая зачастую поощряет неэтичные поступки, становится все труднее найти универсальную систему морали, безусловно осуждающую, скажем, симуляцию или мошенничество в учебе, поэтому единственной опорой зачастую остаются внутривузовские правила. Однако даже при отделенности церкви от государства все же можно выделить общезначимые нормы поведения, которые бы подкрепляли вузовский устав и тем самым способствовали бы развитию нравственного и гражданского самосознания студентов. Если же найти опору в ценностях эпохи модерна (этичное поведение, уважение к чужому мнению) не удается, следует прибегнуть к постмодернистской модели и помочь студентам самим найти и принять такие ценности.

Подчеркивать роль научного метода в процессе познания, но при этом признавать возможные ограничения науки 

Поскольку наука, рассуждая трезво, представляет собой комплекс инструментов познания, то традиционное преподавание научного метода нужно непременно сопровождать указанием на то, что наука имеет ограничения и что научные данные нуждаются в критическом анализе. В аудитории, настроенной столь субъективистски, следует всячески подчеркивать важность нелинейных методов и подходов.

Переходить к образовательной парадигме, ориентированной на познание 

О необходимости активизировать процесс познания и о создании ориентированной на познание среды написано немало [24] . Несмотря на большой объем литературы о преимуществах образовательных моделей, в которых упор делается не на преподавании, а на процессе познания, многие вузы продолжают рассматривать преподавание как постоянную величину, а познание — как переменную, вместо того чтобы за исходную точку взять стоящую перед студентом цель и затем искать наиболее подходящие преподавательские методики для достижения этой цели. Чему бы мы ни учили студентов, не следует рассматривать преподавание как самоцель, главное — это конкретный результат, при этом следует предоставлять студентам несколько вариантов обучения на выбор, выработав количественные критерии оценки полученных знаний и постоянно помогая молодым людям разобраться, в чем состоит смысл усвоения тех или иных знаний («зачем это учить»). Активные методы обучения особенно хорошо подходят для поколения Next, столь ценящего субъективный опыт. Это племя студентов менее склонно принимать на веру или ценить преподнесенные в готовом виде истины, поэтому, возможно, будет более полезно дать им эти истины открыть самим (условно говоря, самостоятельно пройти путем Галилея).

Использовать активные и творческие методы обучения 

Поколение Next не приемлет устаревших, по его мнению, методов обучения, таких как чтение лекций перед молча записывающей аудиторией. Большинство аспирантских программ закладывают прекрасный фундамент теоретических знаний по предмету, однако практически не знакомят аспирантов с эффективными методиками преподавания. Всем вузам следует обратить внимание на обучение преподавательского состава (как штатного, так и временного) активным методам подачи материала [25] .

Повышать уровень преподавания [26] 

По сравнению с более ранними студенческими генерациями поколение Next еще с меньшим энтузиазмом относится к зубрежке и бездумному воспроизведению по памяти никому не нужных «фактоидов» и вполне может взбунтоваться, особенно в нынешний век электроники, когда практически любую фактическую информацию можно получить из Интернета с обычного сотового телефона. Способность оперировать отвлеченными понятиями и удовольствие от сложной мыслительной деятельности — всему этому можно научить. К сожалению, многие методики преподавания и оценки знаний построены на стандартизованных тестах и лишь укрепляют привычку к нетворческому обучению [27] . Подкреплять теорию фактами, соотносить теорию с реальной жизнью и демонстрировать полезность получаемых знаний — только так можно подняться над простым усвоением информации к пониманию логических связей, побудить студента к критическому, творческому и практическому мышлению [28] . 

Объяснять необходимость изучения предмета его практической применимостью 

От каждого преподавателя нужно требовать, чтобы он мог объяснить студентам, в чем состоит практическая польза его предмета. Если не будет продемонстрирована польза данной области знаний, курса или специализации, студенты потеряют к ним доверие. Утверждения типа «вы должны это знать, потому что это будут спрашивать на экзамене» или «вы обязаны посещать эти занятия, потому что они входят в обязательный курс» способны лишь дискредитировать как предмет, так и самого преподавателя, это лишь наведет на мысль, что данная дисциплина бесполезна, преподается для галочки и не имеет никакого отношения к реальным нуждам студента.

Не ожидать слепого подчинения авторитету преподавателя 

Нынешние студенты высоко ценят субъективный опыт и воспринимают профессора не как корифея в своей области, а скорее, как поставщика услуг, поэтому, о чем бы ни шла речь — о сдаче зачета и домашнего задания или о плате за обучение и правилах парковки, — нужно разговаривать с ними в дружелюбном и открытом тоне. Особенное недовольство могут вызывать льготы для преподавательского состава, например преимущества при парковке.

Расширять диапазон внеаудиторных заданий: не ограничиваться традиционными письменными работами и применять другие формы контроля 

При столь высокой технологической компетентности современных студентов задания должны отражать текущий уровень их навыков и умений, а не преподавательские пристрастия в отношении формы и стиля. Чем более широкий выбор будет предоставлен студенту при написании работы, тем выше будет его заинтересованность в процессе и результатах обучения.

Предоставлять учащимся более широкие возможности для общения 

Следует поощрять взаимное сотрудничество студентов в аудиториях, неформальное общение с преподавателями в их рабочее время, последние должны более активно и заинтересованно консультировать своих подопечных, помогать в создании студенческих клубов и организаций. Участие в жизни вуза укрепляет привязанность студента к учебному заведению и способствует лучшей успеваемости и развитию личности. 

Уважать чужую точку зрения 

Полезно было бы выносить на открытое и беспристрастное обсуждение различные взгляды, отражающие весь спектр существующих мировоззрений — инокультурных, мистических, религиозных, традиционалистских и т. д., — вплоть до неполиткорректных и расистских. Обличительная риторика в отношении скомпрометировавших себя типов поведения лишь уводит в сторону от объективного анализа, без которого студент не научится делать самостоятельных оценок в будущем. Запреты на использование политически некорректных слов и выражений иногда вызывают недовольство даже у тех, кого призваны защищать, так как создают впечатление излишней опеки.

Придать гибкость расписанию, продолжительности семестров, срокам приема и выпуска 

Старая модель деления курса на семестры освящена многолетней традицией и удобна с административной точки зрения, однако она подходит далеко не всем, поскольку студенты нередко связаны множеством других обязательств и учатся неодинаково интенсивно. Если мы действительно хотим добиться поставленных целей, то неправильно было бы выпускать студента раньше, чем он достигнет известного уровня, равно как удерживать его в институте, если он уже продемонстрировал необходимые знания досрочно.

Не доводить до абсурда клиентскую модель обучения 

Ряд успешных экспериментов по улучшению качества обслуживания помогли сместить акцент с максимального удобства преподавателей на заботу об интересах студентов [29] . Если выбрана такая модель, то следует всячески подчеркивать, что ни один разумный клиент не может рассчитывать на «халяву» и что клиент отнюдь не всегда прав. 

Разрабатывать программы с учетом профиля вуза и студенческих запросов 

Частные религиозные колледжи имеют специфические цели, и потому их программы должны быть иными, нежели в субсидируемых государством вузах или в учебных заведениях, куда принимают без экзаменов. В эпоху постмодерна все виды учебных заведений сталкиваются с проблемой потребительского отношения к образованию: в элитарных вузах студенты требуют, чтобы уровень обслуживания соответствовал уровню их знаний и плате за обучение, а в недорогих муниципальных колледжах образование нередко воспринимается студентами как нечто причитающееся им по праву проживания в данной местности. Учебным заведениям следует признать необходимость введения целевых программ для контингента учащихся с особыми потребностями. Учет пожеланий студентов позволит повысить привлекательность программ и услуг.

Проявлять доброжелательность 

Жизнь у большинства нынешних студентов трудна, полна забот и стрессов — особенно у тех, кто вынужден жить на пособие, работать, содержать семью или обременен иными обязательствами. Согласно статистике, в большинстве вузов и без того не все гладко с успеваемостью, и если преподаватель не будет с пониманием относиться к тому, что помимо образования могут существуют другие приоритеты, это может только ухудшить состояние студентов. Живая обстановка ободряет аудиторию, а замшелая, основанная на страхе модель типа «если не сделаете, то пеняйте на себя» редко приносит плоды.

Верить в своих студентов 

Молодежь поколения Next, с одной стороны, умеет хорошо адаптироваться в окружающей обстановке, с другой — испытывает существенный недостаток в образовании и социальной ориентации. На нас, работниках высшей школы, лежит большая ответственность: необходимо найти к ним подход и содействовать росту их образования и развития. Быть может, вуз сейчас дает этому поколению последнюю надежду на серьезное внутреннее развитие, на приобщение к радости познания и в конечном счете — на содержательную, общественно полезную жизнь.

Вместо заключения 

Поколение Next, выросшее в специфических условиях постмодернистской эпохи, приходит в высшее учебное заведение со своими особенностями и запросами. Для того чтобы эта молодежь смогла овладеть интеллектуальными и социальными навыками, востребованными на рынке труда и в современном все более усложняющемся обществе, мы, представители более старших поколений, должны осознать эти их характерные особенности и пересмотреть методы и содержание высшего образования, изменить саму атмосферу учебы, с тем чтобы как можно больше содействовать успеху наших воспитанников.

———————————————————————————

[1] Sacks, P. Generation X goes to college. Chicago: Open Court, 1996.

[2] Howard, M. C. Contemporary cultural anthropology. New York: Longman, 1996.

[3] Howe, N., and Strauss, W. 13th gen. New York: Vintage, 1993; Howe, N., and Strauss, W. Millennials rising. New York: Vintage, 2000; Howe, N., and Strauss, W. Millennials go to college. New York: LifeCourse, 2003; Lancaster, L. C., and Stillman, D. When generations collide. New York: Harper Collins, 2002; Levine, A., and Cureton, J. S. When hope and fear collide. San Francisco: Jossey-Bass, 1998; Losyk, B. “Generation X.” The Futurist 31, no. 1:39–44, 1997; Martin, C. A., and Tulgan, B. Managing generation Y. Amherst, MA: HRD, 2001; Raines, C. Beyond generation X. Menlo Park, CA: Crisp, 1997; Sacks, P. Generation…; Smith, I. W., and Clurman, A. Rocking the ages. New York: Harper Collins, 1997; Strauss, W., and Howe, N. Generations. New York: Quill, 1991; Tulgan, B. The manager’s pocketguide to generation X. Amherst, MA: HRD, 1997; Young, H. “A new take on what today’s students want from college.” The Chronicle of Higher Education 49, no. 21: A37, 2003.

[4] Howe, N., and Strauss, W. 13th gen…. ; Howe, N., and Strauss, W. Millennials rising… 

[5] Brokow, T. The greatest generation. New York: Random House, 1998.

[6] Astin, A. W., Oseguea, L., Sax, L. J., and Korn, W. S. The American freshman: Thirty-five year trends. Higher Education Research Institute Graduate School of Education and Studies, UCLA, 2002.

[7] Astin et al. The American freshman…; Sax, L. J., Lindholm, A., Astin, A. W., Korn W. S., and Mahoney, K. M. The American freshman: National norms. Los Angeles: Higher Education Research Institute, Cooperative Institutional Research Program. American Council on Education, University of California, Los Angeles, 2002.

[8] Amada, G. “Coping with the disruptive college student: A practical model.” College Health 40, No. 2: 203–215, 1992; Morrissette, P. “Reducing incivility in the university/college classroom.” International Electronic Journal for Leadership in Learning 5, No. 4:1–12, 2001; Sacks, P. Generation… 

[9] Galston, W. A. “Can patriotism be turned into civic engagement” The Chronicle of Higher Education 38. No. 12: B16, 2001.

[10] Astin et al. The American freshman… 

[11] Kadison, R. D. and DiGeronimo, T. F. College of the overwhelmed: The campus mental health crisis and what to do about it. San Francisco: Jossey-Bass, 2004.

[12] Lyotard, J. F. The postmodern condition. Minneapolis: University of Minnesota Press, 1988 (Originally published in French in 1979); McAllister, D. Saving the millennial generation. Nashville: Nelson, 1999; Sacks, P. Generation…; Taylor, M. “Meeting generation next.” In A Collection of Papers on Self- study and Institutional Improvement, 2003, ed. The Higher Learning Commission, 112–126. Chicago: The Higher Learning Commission, 2002.

[13] Havel, V. “The end of the modern era.” New York Times, March 1, 4 (1), 1992.

[14] Anderson, W. T. Reality isn’t what it used to be. San Francisco: Harper Collins, 1990; Lyotard, J. F. The postmodern condition…; Sacks, P. Generation… 

[15] Raines, C. Beyond generation… 

[16] Ibid; Sacks, P. Generation…; Taylor, M. “Meeting generation next…

[17] Levine, A., and J. S. Cureton. When hope and fear collide…; Sacks, P. Generation… 

[18] Howe, N., and W. Strauss. Millennials go to college… 

[19] Lyotard, J. F. The postmodern condition. 

[20] Galston, W. A. “Can patriotism be…; McAllister, D. Saving… 

[21] Kadison, R. D. and DiGeronimo, T. F. College… 

[22] Sacks, P. Generation… 

[23] Amada, G. “Coping …; Morrissette, P. “Reducing incivility…

[24] Astin, A. W. What matters in college Four critical years revisited. San Francisco: Jossey-Bass, 1993; Chickering, A. W., and Reiser, L. Education and identity. San Francisco: Jossey-Bass, 1993; Fink, L. D. Creating significant learning experiences. San Francisco: Jossey-Bass, 2003; O’Banion, T. Launching a learning-centered college. Mission Viejo, CA: League for Innovation in the Community College, 1999; Pascarella, E. T. and Terenzini, P. T. How college affects students: Findings and insights for twenty years of research. San Francisco: Jossey-Bass, 1991.

[25] Fink, L. D. Creating…

[26] Bloom. B. S., Englehart M. D., Furst E. J., Hill W. H., and Krathwohl D. R. Taxonomy of educational objectives: The classification of educational goals, Handbook I: Cognitive domain. New York: David McKay Company, 1956; Fink, L. D. Creating…

[27] Tagg, John. “Why learn What we may really be teaching students.” About Campus, March-April 2004: 2–10.

[28] Fink, L. D. Creating…

[29] Tscholhl, J. Connections. Bloomington, MN: Noel Levitz, 1993.

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1