Внимание как виртуальная реальность

12 июня 2011
от

Неопределенность понятия внимания в том смысле, что не ясно, что оно такое — процесс или результат какого-то процесса, состояние или фон состояния, самостоятельная сущность (объект) или проявление какой-то сущности вызывает определенные методологические проблемы в теориях внимания. Есть необходимость найти непротиворечивое описание этому понятию.

На сегодняшний день представляется, что такое описание можно найти, воспользовавшись понятиями психологии виртуальных реальностей.
Центральным понятием в этом направлении современной психологии является виртуал.  Н.Н Носов (см. Носов Н.А. Виртуальная психология // Труды лаборатории виртуалистики. Вып.  — М.: Аграф, 2000) определяет виртуал как измененное состояние телесности, сознания, личности и воли, возникающее спонтанно, переживаемое фрагментарно, субъективно описываемое
объективированными терминами и к которому не возникает привыкания.

Измененность воли, самофиксирующейся на объекте внимания, требует определенной реакции тела и вызывает изменения состояния личности и сознания.
Сверхвнимание, длительная сосредоточенность на объекте является основой всех медитативных и суггестивных (гипнотических) техник и может вызвать галлюцинации. Психические механизмы внимания как будто не различают, на что направлено внимание — на какой-то материальный объект, либо только
на чистую саму по себе существующую мысль.

В любом случае сознание воспринимает объекты внимания как объекты, будь то предмет, мысль о предмете, мысль о мысли, «чистая» мысль. Через этот объект осуществляется вхождение во вновь создаваемую реальность.
Этих аргументов, надеемся, достаточно, чтобы предположить виртуальную природу внимания.

Посредством внимания осуществляется внедрение в некоторую новую виртуальную реальность. Человек, находящийся во внимательной сосредоточенности, находится в виртуале, внимая в себя эту
новую виртуальную реальность. Если нет виртуала, нет и внимания, нет и репрезентации знания, нет и сообщения. В лучшем случае остается только транслирование информации.

С другой стороны, каждый взявшийся вложить вдругого знания, должен отдавать себе отчет в том, что он создает в этом другом новую психологическую реальность, в которой этому другому придется жить. Ясно, что всякое знание, таким образом, имеет этическое и нравственное измерение, которое нельзя игнорировать.

Знание небезразлично и не относительно, оно имеет конкретную нравственную характеристику. Знание может быть плохим или хорошим, вредным или полезным и даже прекрасным или безобразным. Следовательно, и познание, в том числе и научное, также нравственно оцениваемо. Не всякое познание допустимо, а знание не является абсолютной ценностью для всех и всегда.
Несмотря на очевидность этой мысли для обыденного сознания (детей не учат зажигать спички), современное научное мышление склонно переносить ответственность на пользователей добытого наукой знания. Однако в эпоху глобального экологического кризиса, угрозы ядерной катастрофы и других глобальных опасностей размышления типа «нож можно использовать для резки лимона и для убийства человека, и дело, стало быть, не в ноже, а в том как его использовать» нельзя считать состоятельными. Пока еще жива надежда на то, что нравственность, заключающаяся в способе познания добра и зла и родившаяся в момент вкушения человеками плода от древа познания добра и зла, способна вернуть нравственность самому познанию. Вернуть познанию чувство стыда.

Задача презентации знания, оказывается, имеет помимо всего еще и нравственно-этический аспект. Готовя материал к презентации, необходимо оценить прежде целесообразность и допустимость запланированного действия. Это относится как к содержанию материала, так и к методам визуализации.

Из книги: Калмыков А.А. Презентация знания (монография) / Ю.В.Громыко Предисловие  — LAP LAMBERT Academic Publishing. 2010. — 164 c. — ISBN 978-3-8433—0255-5.

Метки: , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1