Новые медиа и власть

11 ноября 2012
от

Латенкова Вера Михайловна,

ученый секретарь ФГБОУ ДПО «Академия медиаиндустри»

Аннотация: В статье раскрываются актуальные вопросы медиатизации политической сферы, конвергенции масс-медиа и интернет-технологий. Рассматриваются кризисные процессы в журналистике в контексте новой медийной реальности, взаимовлияние сетевых технологий, ньюмедиа и профессиональных СМИ.

Summary: The article reveals current issues of political sphere mediatization, convergence of mass media, and internet technologies. It discusses crisis processes of journalism, in the context of new media reality, mutual influence of network technologies, new media, and professional mass media.

 

Ключевые слова: СМИ, конвергенция, политический дискурс, ньюмедиа, журналистика, блогосфера.  Keywords: mass media, convergence, political discourse, new media, journalism, blogosphere.

Для журналистики настал особый период в ее истории. Если мир потрясает экономический кризис, который все страны пытаются по мере сил преодолеть, то для этого важнейшего социального института настал кризис идейный. Никогда еще за всю трехсотлетнюю историю журналистики не раздавались в обществе возгласы о ее скорой гибели в связи с появлением интернета, блогосферы и весьма существенных инноваций в сфере создания контента.

По сути дела сегодня важно понять не только, во что преобразуются медиа сегодня и, соответственно какой сегодня стала журналистика, методы, структура и специфика содержания, но и каким образом тренды в сфере массовой коммуникации оказывает реальное воздействие на политику и механизмы социального функционирования государства. Тем более что социальные процессы последних лет – выборы в Госдуму, Президента и последовавшие за ними события непосредственным образом связаны с тем, что блогосфера и социальные сети заявили о себе как новые субъекты политического и информационного процесса. Характерно, что в конце февраля 2011 г. на базе ЮНЕСКО прошла конференция «Мир после Викиликс», где Викиликс следует понимать расширительно, как метафору новой информационной среды.

Современное медийное интернет-пространство в полной мере стало политическим актором и одновременно идеальной площадкой для формирования политического дискурса, свободного комментирования актуальной «повестки дня» и влияние на нее.

Можно, таким образом, говорить о формах медиатизации власти по всем направлениям от прессы до интернета, причем «медиатизация эквивалентна усилению демократизации государственной системы», ассоциируется с необходимостью для политических элит «обеспечить одобрение» масс и коммуникативно их «регулировать»[1] .

В этой связи следует ожидать качественных системных изменений не только в структуре СМИ, но и в реализации стратегии вовлечения общества в процессы управления посредством коммуникативной составляющей, расширяющей рамки традиционного поля общественно-политической тематики в сторону ее большей открытости и диалогического общения. И это уже происходит.

Процесс медиатизации власти многопланов, при этом наблюдается орпеделеное смешение языков, то есть язык политики соединяется с языком СМИ, рекламы, пиара и шоу-бизнеса. Самыми важными для политика становиться коммуникативный аспект политической деятельности, и соответствующие коммуникативные PR-технологии. Важно отметить, что именно сращивание журналистики и пиара сегодня профессиональное журналистское сообщество считает серьезной угрозой профессии, тогда как в политике – это нормальный процесс.

Политическая тематика, конечно же всегда занимала лидирующие позиции в средствах массовой информации, но сегодня и в этой области происходят изменения, под воздействием трансформаций самих СМИ, что существенно осложняет исследование этих не простых процессов.

Можно считать, что трансформация журналистики и появление новых схем организации и выпуска медиапродукта сводиться к возможностям его доставки в любое время и в любое место. Меняясь в новой среде и в новых условиях, политическая журналистика должна искать механизмы ответа на вызовы времени и технологии, изыскивать адекватный информационно-коммуникативный механизм вооруженный специальными коммуникативными инструментами политического доминирования, в соответствии с главной задачей власти, реализуемой с помощью диалога.

Вытесняемая с сугубо информационного поля, качественная журналистика на любом медианосителе не может уступить позиций диалогичности, обращения к разуму через обсуждение и обдумывание проблем современного мира, их анализа. Рождение огромного числа политических сайтов фактически означает создание «технологического коридора» продвижения политических идей в различные точки социально-политического поля по модели коммуникации «один – одному» и «многие –многим». Возникновение в поле журналистики режима интеракции с аудиторией, превосходящей афферентационные механизмы принципиально позволяют выстраивать не просто диалог, а диалог непрерывный и равный, при котором, в новой технологии, участие каждого члена аудитории с коммуникаторами делает их равноправными участниками политдискурса, принципиально меняя всю коммуникативную схему взаимодействия со средством информации. И как следствие – ведет к иному восприятию информации.

Рассматривая общественно политическую тематику в новых медиа, следует отметить, что она во все времена была одним из основных в журналистской деятельности, но ее структура менялась. Если в период гласности общественно-политическая тематика отражала общественное мнение, выплеснувшееся бурными дискуссиями в СМИ, то в годы «стабильности», когда «пресса аккуратно обходит острые вопросы эффективности действий власти, говорит об ином «медиатическом измерении»[2] общественно-политической тематики, адекватной характеру проводимой политики.

Новые технологии, основанные на конвергенции средств коммуникации в этом отношении расширяют свои возможности. Конвергированные СМИ обрастают новыми характеристиками, такими как мультимедийность, интерактивность, многоканальность. Новые форматы способны непрерывно обновлять информацию и предоставлять ее в режиме реального времени.

Можно констатировать современный тренд сближения традиционных и новейших каналов и носителей информации с соответствующей модификацией их свойств – конвергенцией. Как бы разнообразно не трактовало это явление научное и экспертное сообщество, влияние конвергентности неоспоримо. Необходимо только определить ее масштаб и степень влияния на профессиональные и социальные процессы в массмедийной среде.

Эти процессы происходят в современном информационно-коммуникативном пространстве, которое в своей структуре имеет различные виды и формы параметров информационно-коммуникативных взаимодействий. Они уже сегодня доступны измерению не смотря на то, что общей теории информационно-коммуникативного пространства пока не создано, хотя необходимость создания соответствующих теоретических моделей очевидна. Она следует из того, что «современное состояние информационной среды в человеческом обществе качественно отличается от ее состояния еще в XIX веке и даже в первой половине XX века, и эта специфика требует соответствующего отражения на понятийном уровне, поскольку сегодня потенциальную глобальность приобретает любая информационная единица, попадающая в мировую телекоммуникационную и компьютерную сеть. Очевидно, что свойство глобальности событий превращенных в информационную форму нельзя приписать ни самим этим событиям, ни их интерпретациям (фактам). Это качество приобретается за счет механизмов как их первичной презентации, так и позиционирования в информационно-коммуникативном пространстве. Собственно именно это и оправдывает допущение пространственности информации и коммуникации».[3]

Потенциальная глобальность любого информационного фрейма является следствием разворачивания глобальной сети интернет, которая активно осваивается политическими силами. В результате чего правомерно говорить о новом этапе политической журналистики, тесно связанной с новыми технологиями.

Позиционирование многих интернет-ресурсов в качестве СМИ общественно-политической тематики означает, что в сети стал формироваться медийный сектор со своими производителями и целевыми аудиториями, которые обращаются за политическими новостями в интернет, где обновление информации происходит в режиме реального времени.

Следует отметить, что это относится не только к сайтам, но и блогам и социальным сетям, несмотря на то, что соцсети, строго говоря, средствами массовой информации в традиционном понимании не являются. К ним более подходит новый термин «ньюмедиа».

На блогосфере остановимся особо.

Гражданская, а точнее – народная, журналистика блогосферы уже сейчас настолько пересекается с традиционными ее видами, что следует говорить о новом этапе развития всей социальной системы журналистики. Что такое блогосфера с ее юридической неоднозначностью, профессиональной размытостью, социальным влиянием и прочим набором противоречий – по сути дела сказать не может определенно никто. Более того, учитывая разницу между отечественным, российским значением блогосферы и западным, становится очевидно, что дело здесь не столько в технологии и носителе, сколько в социальной системе и общественном устройстве, в котором блогосфера существует и взаимодействует с журналистикой. С момента проявления этой новой формы коммуникации блоги становятся средством информирования и привлечения внимания к общественно-политической информации, становясь альтернативной дискуссионной и политической площадкой.

Возникла ситуация, когда, с одной стороны, традиционные СМИ сегодня технологически сверхвооружены и еще остаются значимыми для общества, а с другой стороны, налицо размывание границ между профессиональной журналистской деятельностью и любительской в информационно-коммуникативном пространстве сети.

Поэтому политические силы в обществе все больше внимания уделяют этой новой информационно-коммуникативной среде.

Вместе с тем, политические партии в России пока еще до конца не осознали, что интернет является не только местом, где можно повесить сайт-листовку, рекламу того или иного политического деятеля с красочно оформленной биографией, но и мощнейшим средством ведения собственно предвыборной кампании. В реальности, как показывает и западная практика политической деятельности и борьбы политический дискурс, переместившийся в альтернативное медийное пространство, имеет сетевую структуру, позволяющую обеспечить участие массовой аудитории в обсуждении проблем, свободного комментирования установленной повестки дня. По сути, сайт политической партии, политического движения, отдельного политика и связанные с ним другие интернет-ресурсы (твитер, блог, сообщество) является средством внутреннего и внешнего PR.

Доказательство того, что сеть сегодня можно рассматривать в том числе и как субъекта политики, ее актора приводиться в статье Калмыкова[4] «Четвертая политическая сила». В ней представлена классификация политических акторов на основании различения открытых–закрытых и вертикальных–горизонтальных организованностей. Это открывает возможность учитывать коммуникативные факторы возможных социальных потрясений и трансформаций. Более того, автор считает, что «явлением ХХI века можно считать актуализацию в качестве политической силы открытых горизонтальных структур, т.е. социальных сетей, сгенерированных современными коммуникативными технологиями. Причем, политические акторы находятся в системном противоречии друг к другу, что и приводит к сменам систем управления, т.е. к революциям. <…> Появление четвертой политической силы – открытой и горизонтальной, ризоморфной и синергийной – знак будущих глобальных цивилизационных трансформаций.»[5]

Погружение профессиональной политической журналистики в Сеть вновь обостряет вопрос об пиаризации журналистики. Здесь особо рельефно происходит сближение этих коммуникативных сред, причем процесс этот идет обоюдонаправлено. Речь идет о журналистских сетевых практиках в политической сфере. PR-специалист, работая в Сети, использует классические журналистские приемы и методы. Он расширяет свою сферу деятельности, изучая содержательный аспект политической деятельности, и в то же время постигает азы журналистского мастерства в области общественно-политической тематики. Это позволяет ему овладевать механизмами формирования общественного мнения, посредством приобретения политических и гуманитарных знаний и навыков.

Интернет-проекты, предоставившие потребителям совершенно иные возможности потребления информации, в том числе и информации общественно-политической тематики запуская процессы коммуникативного обогащения при которых информация СМИ приобретают динамизм и в то же время обогащаются комментариями. Благодаря размещению в интернете публикации общественно-политической направленности становятся многоцелевыми, а технология WEB-2.0 позволяет аудитории самой производить контент и, тем самым самой становиться равноправным соавтором.

Это делает современный масс-медийный продукт не только объектом восприятия, но и формой соучастия, подкрепленной технологическим развитием электронных ресурсов, сформировавшихся в интернете. Это особенно важно в ситуации, когда главный вектор коммуникации между политической системой и медийной обусловлен в большей своей степени темами общественно-политической жизни.

В этой связи особой поворотной точкой развития отечественной блогосферы стал блог президента РФ, с одной стороны легитимизировав сетевую деятельность, а с другой несколько десакрализовав понятие государственной власти, и говорящего от ее имени спикера.

На западе блоги и микроблоги стали нормой публичной деятельности политиков, поэтому открытие очередного блога президента уже не вызывает там повышенного общественного интереса. Иное дело проект Викиликс, который показал, что в современном мире в актуальной политике не может оставаться ничего сокрытого.

Его появление, продемонстрировало, что современная так называемая демократическая политическая система располагает эффективными ресурсами воспроизводства публичности. Это заставляет признать интернет-ресурсы, самого разного типа, новой составляющей частью средств массовой информации, а также автономным социально-политический институтом (субъектом политики) и одновременно структурным компонентом политической системы. Викиликс показал пример того, каковы последствия доступа граждан к информации, раскрывающей действия власти, когда она проходит по каналам интернет-СМИ.

С другой стороны, феномен «Викиликса» доказал, что манифистируемая демократией открытость публичного пространства, т.е. сопряжение политики и масс-медиа происходит на основе взаимной выгоды и взаимного интереса, далеко не полностью соответствует действительности. Поэтому медиатизация власти имеет перспективы для ее дальнейшего развития. Этому во многом будет способствовать расширение параметров общественно-политического контента в сети.

 

Литература

  1. Калмыков А.А. Дифференциация пространств общественной связности // Метадискурсы коммуникации и проблемы общественного диалога: сборник статей. — СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2011.
  2. Калмыков А.А. Четвертая политическая сила. Вестник РГГУ. Серия «Политология. Социально-коммуникативные науки». № 1. М., 2012.
  3. Кравцов В.В. Инновационная политика и власть в современном медийном пространстве: Автореф. дис. д-ра филол. наук. – М., 2012.
  4. Кравцов В.В. Инновационная политика и власть в современном медийном пространстве: Дис. д-ра филол. наук. – М., 2012.


[1] Кравцов В.В. Инновационная политика и власть в современном медийном пространстве: Автореф. дис. д-ра филол. наук. – М., 2012. – С. 22.

[2] Кравцов В.В. Инновационная политика и власть в современном медийном пространстве: Дис. д-ра филол. наук. – М., 2012. – С. 83.

[3] Калмыков А.А. Дифференциация пространств общественной связности // Метадискурсы коммуникации и проблемы общественного диалога: сборник статей. — СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2011. — С. 30.

[4] Калмыков А.А. Четвертая политическая сила. Вестник РГГУ. Серия «Политология. Социально-коммуникативные науки». № 1. М., 2012. — С.21-29.

[5] Там же C.29

Метки: , , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1