Конвергенция – возможность универсального журнализма в рамках профессиональной идентичности

28 апреля 2011
от

А.А. Калмыков

Развитие нового явления часто сопровождается своего рода болезнями «левизны». Не исключение и модный процесс медиа-конвергенции порождающий формирование конвергентных редакций, сплошь состоящих из универсальных журналистов. Дигитализация, а если проще, расширение компьютерного парка и совершенствование средств цифровой обработки контента, действительно способствует возможности совмещения в одной персоналии функций: репортера; фотографа; художественного редактора; метранпажа и т.п., что и провоцирует собственников изданий на сокращение штата редакций.

Речь идет не только о технологическом прорыве в работе с журналистским контентом хотя его значение трудно преувеличить. Конвергентность в медиа это парадигмальный вызов «четвертой власти». Конвергенция размывает жанровые и стилистические границы медиа-продукции, и реализуется на фоне усиления значения ее рыночных параметров. Именно этим объясняется энтузиазм, с которым собственники изданий принимают идею универсализации журнализма.

В России эти явления особенно заметны, поскольку у нас не так давно произошла резкая смена вектора позиционирования социо-культурного института СМИ. Упрощенно медиа-продукт можно представить на оси с полюсами: аксис – праксис. Аксис отображает ценностные, культурогенные, просветительские функции медиа, и ряд цеховых качеств, способствующих развитию журналистики, как явления культуры. Праксис, напротив, связан со служебными функциями СМИ, c тем, что оправдывает их существование в социуме, и оплачивается им. Необходимо признать, что в Советском Союзе аксис, в значительной степени, ориентировался на достаточно высокие культурные образцы, а вот праксис был жестко связан с наложением на СМИ идеологических и пропагандистских задач. Конечно же, любой журналистский материал подразумевал выполнение и той и другой задачи, хотя и в разной степени («Литературная газета» – газета «Правда»).

Рынок фактически на девяносто градусов развернул эту ось. Аксис наполнился развлекательными смыслами и ценностями, а праксис стал служить частным интересам рыночных игроков, как собственников СМИ, так и тех, кто использует СМИ в качестве рекламно-маркетингового инструмента. Но, если главным критерием журналистского продукта является его потенциальная продаваемость, то медиа-сообщество будет заинтересовано в снижении требовательности потребителя, что будет превращать известное циничное утверждение «пипл схавает» в стратегему медиа-бизнеса. Иными словами, чем ниже культурный уровень читателя и его критичность, тем ниже может быть качество продукции, то есть тем меньше нужно затрат на ее производство. Следовательно, тем выше норма прибыли в медиа-секторе. Масскультура вымывает с рынка элитарную культуру, «попса» подменяет собой классику, и заставляет последнюю, чтобы выжить, рядиться в «попсовые» одежды, стыдливо прикрываясь популяризацией и риторикой постмодерна. Таким образом, рынок, в его современном постмодернистском образе, несет в себе мощный культуроразрушающий заряд.

В этом плане конвергенция, как и ее следствия, становиться просто находкой для рыночных медиа.

С другой стороны, очевидно, что парадигмальные изменения в информационно-коммуникативной сфере объективны и поэтому необходимы. Конвергенция стрессогенна для медиа. Однако, от медиа-сообщества зависит приведет ли она к стрессу стимулирующему развитие или шоковому убийственному дистрессу, в результате которого журналистика просто перестанет существовать. Во всяком случае, в самой дигитализации уже обозначились пути разрешения этой дилеммы – например, принцип «длинного хвоста»001 , который обеспечивает право на существование элитарных, но низкорейтинговых культреггеров.

Явление медиа-конвергенции достаточно сложно и требует рассмотрения не только на цеховом уровне, но в рамках общих экономических, технологических, профессиографических, культурологических и т.п. вопросов развития цивилизации.

И швец, и жнец, и на дуде игрец

«Дигитализация, переход на цифру ведет к созданию объединенных (конвергированных) медиа и универсализации журналистской профессии. А значит, конвергенция СМИ требует конвергенции методов их анализа…»002 – пишет профессор В.Л. Цвик. Иными словами, действительно необходимо формирование универсального журналиста способного писать заметки, брать интервью, фотографировать, снимать видео, а затем осуществлять профессиональную предпечатную и предэфирную подготовку. К этим традиционным журналистским компетенциям необходимо также добавить широкий спектр умений и навыков технического характера, связанных с необходимостью развития математического и инженерного мышления. Последнее особенно важно для изданий, использующих интернет, а таковыми станут скоро все издания. Таким образом, медиа-конвергенция процесс существенно трансформирующий, кроме всего прочего, традиционные «модели специалиста» в сфере информационно-коммуникационной деятельности. Речь идет не только о журналистах, но и о пиарщиках, рекламистах, политтехнологах и т.п.

Впрочем, правильнее было бы говорить не об универсализме журналиста, а о транспрофессионализме. Процесс медиа-конвергенции сопровождается еще одним цивилизационным явлением — третьей глобальной профессиональной революцией003 , которая порождает появление профессионалов нового типа – транспрофессионалов, одной из отличительных особенностей которых является способность к эффективной совместно-творческой деятельности.

П. Малиновский определяет базовые транспрофессиональные компетенции следующим образом: узкая специализация в какой-то профессии; способность к межпрофессиональной коммуникации; способность к трансдисциплинарному синтезу знаний; ориентация на сочетание фундаментальных исследований с практическим решением проблем; навыки командной работы; постоянное саморазвитие и самосовершенствование; вхождение в то, что получило название community of practice (профессиональные и транспрофессиональные сети)004 .

Транспрофессионалы должны быть готовы свободно за счет своего мышления и способов организации своей деятельности работать в различных профессиональных средах. Комплексирование методов, средств и способов мышления и деятельности под конкретную проблемную ситуацию, не имеющую стандартных вариантов решения — такова специфика транспрофессиональной работы. Ключевой процесс для третьей профессиональной революции — процесс «кастомизации» (от англ. customization) — ожидаемый результат проектируется совместно с заказчиком, обязательно учитывая его граничные условия.005 Но это означает, что транспрофессионал должен быть готов выполнять функции предпринимателя и менеджера, а не только быть многосторонним техническим специалистом, способным осуществлять трансдисциплинарный синтез знаний.

Подчеркнем, что универсализм (транспрофессионализм) подразумевает, прежде всего, высокую степень освоения чего-то одного. Универсальный журналист в основе – специалист в какой-либо конкретной профессиональной области. Только это позволяет быстро осваивать смежные специальности. Ознакомительное и поверхностное всего-знание и вс¨-умение явно недостаточно для профессиональной работы. Это первый аргумент в пользу тезиса о том, что универсализация сопровождается равномощным процессом специализации, а конвергенция равномощным процессом дивергенции. Поэтому с созданием конвергентных редакций спешить не следует.

Слои конвергенции

Термин конвергенция происходит от лат. convergo — «сближаю». Процессуально сближение (взаимопроникновение, взаимодействие, согласование и т.п.) происходит сразу в нескольких плоскостях (слоях), отличающихся масштабом протекания процесса в медиа-отрасли. На нижнем базовом уровне лежит конвергенция технических устройств (гаджетов), используемых журналистами для сбора и обработки материала. Далее следует слой конвергенции профессионализма, поскольку новые дигитальные устройства не только требуют дополнительных компетенций, но и задают конвергентные форматы предоставления контента. Конвергентный контент создает предпосылки для взаимодействия и взаимопроникновения уже на уровне компонентов системы СМИ (слой конвергенции элементов системы СМИ), что в свою очередь обусловливает конвергенцию медиа в целом (слой конвергенции медиа).

Слой конвергенции технических устройств

Традиционное представление о репортере прочно связано с блокнотом, лейкой, позже с микрофоном и тяжелой пристроенной на плечо телекамерой с волочащимися сзади проводами. Однако сегодня все это умещается в нагрудном кармане и доступно не только профессионалам. Иными словами очевиден процесс соединения в одном устройстве всех необходимых для репортажа инструментов: микрофона, фотоаппарата, видеокамеры, пишущей машинки, а также средств связи, с помощью которых репортаж может быть отправлен в редакцию в режиме онлайн, и даже организованна прямая трансляция с места события.

Линейка подобных гаджетов сегодня весьма разнообразна: мобильные телефоны со встроенной видео и фото камерой и микрофоном, так называемые камерфоны – те же телефоны, только с улучшенным разрешением камеры (до 14 мегапикселей на дюйм), смартфоны – фактически карманные компьютеры с дополнительной возможностью вводить текст и публиковать его в интернете, планшетники – мобильные, но достаточно мощные компьютеры, опять таки снабженные и камерой, и микрофоном, а также связью, позволяющие осуществлять оперативное редактирование не только текста, но и графики, аудио, видео.

Вот пример рядового гаджета: планшетный ПК Motorola Xoom на ОС Android, процессор Tegra 2 на базе двухядерного 1 ГГЦ процессора, поддерживает запись и воспроизведения видео в формате 3D, Wi-Fi, а также скоростную сеть HSPA+ (до 21 Мбит/с). Сенсорный дисплей с диагональю 8.9 дюйма, и разрешением 720p, HDMI-выход, фронтальная камера для ведиосвязи, две 5-мегапиксельные стереоскопических камеры, которые способы снимать видео и фото как в 2D, так и в 3D, и оснащены светодиодной вспышкой, 32 Гб встроенной памяти, гироскоп, акселерометр, сенсор освещения. Перечисленный функционал – сегодня почти стандарт, который в последствии будет только расширяться и совершенствоваться.

Кроме указанных универсальных устройств достаточно быстро развиваются специальные устройства: цифровые диктофоны, фото и видеокамеры, характеристики которых уже превысили свои аналоговые прототипы. Кроме того весьма вероятно что профессиональные устройства записи аудио и видео будут снабжаться впоследствии системами связи.

Вместе с тем, следует оговориться, что мы далеки от мысли приравнивать мобильные телефоны и профессиональные телекамеры. Однако возможность фиксации событий с помощью мобильников уже породили новый журналистский жанр «мобильный репортаж», который готовится с участием очевидцев случайно оказавшихся в месте события. Его фактичность перевешивает по значимости недостаточность качества картинки. Следует упомянуть также такой коммуникативный сервис, как твитер. Можно спорить являются ли размещаемые в нем тексты журналистским контентом, но бесспорно то, что твитер уже стал действенным средством массовой информации, что показали, например, события после теракта в Домодедово, а также на Манежной площади в Москве.

Слой конвергенции профессионализма

В этом слое происходит взаимопроникновение компетенций присущих различным видам профессиональной журналисткой деятельности. «Пишущие» журналисты приобретают компетенции «снимающих» и так далее, по всему профессиональному полю.

Техническая вооруженность журналистов сегодня существенно расширяет возможности подготовки материала, упрощает и ускоряет этот процесс. Причем для работы с современными гаджетами уже не требуется специальная подготовка – они намного проще в использовании. Следовательно, с одной стороны предпосылки для универсализации действительно складываются, но с другой, искусство фоторепортера, например, вовсе не сводится к умению наводить на фокус и щелкать затвором – главное поймать мгновение и выбрать правильный ракурс. То есть рутинные технические навыки отходят на второй план, освобождая место творчеству. Вот почему об универсальном журналисте можно говорить только с определенными ограничениями. Далеко не все обладают равными способностями к видению, писанию, интервьюированию и т.п.

Универсализация, как тенденция, будет парадоксальным образом стимулировать специализацию.

Причем, конвергенция гаджетов порождает дивергенцию контента. Действительно, и мобильные телефоны, и смартфоны, и планшетники, а также настольные компьютеры – продукция массового потребления. Используются они в этом качестве не сколько для фиксации событий, а сколько для их отображения, как носители информации, вместе с газетными полосами и телевизионными экранами. Каждый из них имеет свои технические и психологические особенности, задающие оптимальные форматы транслируемого материала. Откуда следует необходимость специально готовить материал для каждого из носителей, и, следовательно, пришло время взращивания соответствующих специалистов. Таким образом, и в этом случае универсализация порождает необходимость специализации.

Есть необходимость усиления специальных свойств различных ипостасей журнализма, с учетом того, что их появляется все больше. Например, родовые свойства газетной журналистики: фактологичность и документальность (история современности); аналитичность и прогностичность; актуальность и событийность; социальное позиционирование и релевантность (соответствие запросам целевой аудитории); экспрессивность и эмоциональность.

Многое из перечисленного унаследовано интернет-журналистикой, однако, в преображенном виде. Фактологичность в ней может быть обеспечена вне рамок исходного текста, а посредством гипертекстовых связей с другими текстами. Аналитичность дополнена включением прямого интерактивного диалога и т.п. Интернет-журналистику, таким образом можно рассматривать как расширенную газетную журналистику (как впрочем и расширенную радио и телевизионную журналистику). Это означает, что газета, чтобы успешно конкурировать с интернет, обязана продемонстрировать преимущества размещения смысла в ограниченном текстовом пространстве, по отношению к безбрежности интернета. В этом плане отношение газеты и интернета подобны отношении поэзии и прозы. Интернет-расширение журналистики заставляет определять новые границы газетно-журнальной журналистики, фактически вырабатывать новые каноны, которые будут способствовать с одной стороны более жестким правилам конструирования текста, а с другой развертыванию творческого потенциала журналистов. Газета по своей природе, как СМИ, ограничена необходимостью использовать общепонятные и общеупотребительные стилеобразующие средства и избегать искусственно усложненных вариантов сюжетопостроения. Главная задача – максимально обеспечить адекватную передачу сообщения в жесткой рамке газетной полосы.

Во-первых, можно с уверенностью прогнозировать, что с развитием парка планшетников и всевозможных читалок, газета сможет существовать как минимум в двух формах, традиционной бумажной и электронной, приспособленной для чтения на компьютере. Очевидно, что это будут две разные газеты, причем первая (бумажная) вероятнее всего займет элитарный сектор медиа-рынка, в то время как вторая станет массовой. Подобное произойдет достаточно быстро, и к этому нужно готовиться, максимально оттачивая газетный формат.

Второй аспект – вещательная парадигма газетной журналистики связанная со свойствами канала распространения информации, то есть отсутствие возможности налаживания симультанной обратной связи, очевидно проигрывает коммуникативной, диалоговой парадигме интернет-журналистики. Однако и в этом плане газета может найти свои конкурентные преимущества, публикуя то, что не требует толкования, то, что достаточно достоверно, и то, что безупречно в стилевом отношении. Иными словами газета должна стать эталоном журналистского контента, что вероятно всегда будет проблематичным для интернет-журналитики в силу ее принципиального нетабуированного «народного» характера. Газета, вероятно, будет дрейфовать от предмета масскультуры к предмету элитарной культуры, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В противном случае она просто не выживет.

То, что здесь было сказано о газете, можно с тем же успехом сказать и о радио, и о телевидении. Возможность смотреть телепередачи по мобильному телефону, например, должна была бы заставить телевизионщиков задуматься об адаптации телевизионного формата специально к маленькому экрану, что надеемся и будет происходить в ближайшее время.

Слой конвергенции компонентов системы СМИ

«История свидетельствует, что, делая первые шаги, радиовещание приступило к выполнению этих задач (задач СМИ – прим. авт.) как средство озвучивания материалов печати и только потом открыло собственные выразительные возможности и жанры. Аналогичный путь прошло в своем развитии и телевидение, но оно опиралось уже на опыт не только печати, но и радио рождалась единая, целостная система … ни одно из вновь появившихся средств информации не вытесняло, не заменяло уже имеющиеся, а дополняло их, становясь гигантским ускорителем дальнейшего их совершенствования и развития».006 Иными словами, во-первых, новое СМИ проходит путь от копирования предыдущих по времени СМИ, до обретения собственного образа в стилевом и жанровом смысле; во-вторых, инновационный процесс сопровождается конвергентным процессом; и в-третьих, разнородные СМИ складываются в единую систему, взаимодействие (конвергенция) в которой являются необходимым атрибутом системности.

Можно считать, что именно В.С. Хелемендиком007 впервые в отечественной науке был применен системный подход к журналистике. Впоследствии этот подход активно разрабатывался многими отечественными учеными: Е. А. Корниловым, Л. Л. Реснянской, М. В. Шкондиным и др.008

Сегодня система СМИ представляет собой связность уже четырех компонентов: печать, радио, телевидение, интернет. Конвергенция в ней подразумевает соединение и объединение в одном издании различных способов донесения контента до потребителя, то есть появление гиперизданий включающих различные комбинации: газета + интернет, телевидение + газета + интернет и т.п. Интернет в этих связках является основным локомотивом конвергентных процессов и одновременно плацдармом на котором они разворачиваются. Подобное соединение во взаимодействии может достигать синергийного эффекта умножающего энергии, входящих в подобные альянсы компонент СМИ, но может нивелировать и выравнивать средства выражения до их неразличимости, ослабляя степень воздействия на аудитории.

Все зависит от того насколько удерживаются в своих рамках текстовые (газета и журнал), визуальные (телевидение), аудиальные (радио) и интерактивные гипертекстовые (интернет) форматы, и насколько умело редакции трансформируют контент для различных видов СМИ.

Вот почему в том случае, если газета, например, решит создать свою интернет-версию ей необходимо для нее создать отдельную редакцию. Вывешивание газеты в интернет как есть, да еще в pdf-формате интернет-версией газеты не является, а напротив только ухудшает ее положение на медиарынке. Напротив запуск отдельного интернет-проекта, позволяет расширить тематику, установить контакт с читателями, расширить авторский пул, создать виртуальный клуб читателей газеты и т.п. В последнем случае отпечатанные на бумаги литеры и они же в своей электрической форме, перекликаясь, будут поддерживать и усиливать друг друга.

Конечно, все это требует взращивания нового поколения профессионалов хорошо знающих специфику входящих в мегамедийные конструкции компонент, и, одновременно, способных к переформатированию контента в соответствии с требованиями новых медийных платформ. Речь идет вовсе не о копипейте и рерайте, а о творческой переработке исходного содержания для разных каналов, так чтобы можно было воспользоваться всеми их преимуществами и сильными сторонами.

Таким образом, и в этом слое конвергентные процессы сопровождаются равномощными дивергентными.

Слой конвергенции медиа

Существует и еще один покрывающий слой конвергенции, поскольку медиа уже нельзя понимать только как сферу журналистской деятельности, только как СМИ. Пример – споры о том, что такое коммуникативистика, коммуникатология, медиалогия009 . Первую как раз и стоит ограничить теорией и практикой журналистики, в то время как вторая и третья претендуют на охват социально-коммуникативных процессов в целом, в том числе и на теоретико-методологическом философском уровне.

Эти процессы регулируются множеством как вновь сформированных, так и ранее сформировавшихся профессиональных сред. Это и политика, и образование, и маркетинг, и реклама, и связи с общественностью, и управление человеческими ресурсами и т.п. То есть все те виды человеческой деятельности, в которых основную роль играет эффективная коммуникация: политическая, образовательная, маркетинговая, производственная и т.п. Конечно же, журналистика не может оставаться вне этих сфер деятельности, выступая по отношению к ним и как средство коммуникации, и как ее полноценный участник, и даже как ее инициатор и менеджер. Это вызывает вполне объяснимое цеховое беспокойство, поскольку то и дело возникает необходимость отграничивать журнализм от РR или от политики – например. В самом деле, если журналист ругает или хвалит какого-нибудь политического деятеля –что это – возвышение/снижение имиджа или беспристрастный журналистский анализ. Ответить на эти вопросы бывает очень не просто, более того признаком нашего времени становиться появление все большего количества научных работ, в том числе и диссертаций, позиционирующихся в пограничных областях различных коммуникативных практик.

Следовательно, вполне можно говорить о конвергенции разнородных коммуникативных практик как об объективном процессе и как об отличительном свойстве информационального общества, и как о свойстве органически присущему системе массовых коммуникаций (СМК). В этой связи можно констатировать формирование новой информационно-коммуникативной парадигмы медиа, характеристиками которой как раз и является: расширение медийного пространства за счет использования нежурналистских носителей информации и технологий, в частности: средств PR, рекламы, маркетинга; слияние коммуникативных практик, прежде всего журналистики и PR; согласование информационных политик самостоятельных игроков рынка, в частности: отдельных СМИ (как предприятий) и производителей продукции иного рода: корпораций, промышленных предприятий, учреждений науки и образования и т.п. 010 [10]

Речь идет и о том, что журналист на практике включается в решение задач более свойственных пиару, рекламе, маркетингу и т.п., чем журналистике, и о том, что эти задачи решаются в рамках взаимодействия СМИ с предприятиями иного профиля. Подобное сближение различных медиа-практик как и в предыдущих случаях требует еще более четкого профессионального разграничения. Журналист, готовящий пиаровскую статью чем-то, все-таки, должен отличаться от пиарщика использующего журналистику для своих задач.

Соприкасаясь с несвойственными задачами и способами их решения, журналист по необходимости обращается к другим специалистам по коммуникациям, и от того как он сможет усвоить и проинтерпретировать их опыт зависит, в конечном счете, его успешность на новом поприще. Однако при этом очевидна опасность потери профессиональной идентичности. Журналист, обладающий профессиональной рефлексией, или попросту – совестью – иногда останавливается, чтобы понять – туда ли он попал, его ли это дело. В этой ситуации ответ «Нет», оказывается, быть может, более значимым, чем ответ «Да». Сказанное, относится не только к отдельным журналистам, но и, вообще к субъектам медиа: редакциям, изданиям, отрасли в целом.

Итак, конвергенция во всех описанных выше слоях – процесс обмена знаниями, опытом, формами организации деятельности, целевыми установками и т.п. Этот процесс носил бы исключительно нивелирующий и всеуравнительный характер, если бы не сопровождался обратным дивергентным процессом профессиональной идентификации. В который, конечно, обязана активно включиться система профессиональной подготовки журналистов, что на сегодняшней день, к сожалению, не наблюдается. Впрочем, нельзя забывать и о позитивной роли конвергенции – взаимообогащении коммуникативных практик знанием и опытом, за счет их профессионального взаимодействия.

Медиа – гипермедиа – трансмедиа

Приведенный обзор конвергентных и дивергентных процессов в медиа-отрасли был бы неполным, без упоминания о трансформациях медиаландшафта в целом. 4-х компонентная система СМИ может быть рассмотрена несколько в ином ракурсе, – по степени интеграции медиа и коммуникативных технологий.

Если ограничиться журналистской подсистемой медиа, то можно выделить следующие типы современных СМИ:

  1. Медиа – это достаточно локализованные издания, работающие в зоне одного из компонентов системы СМИ – печати, радио, телевидения, интернет. Это, примерно то, что подразумевается под термином «традиционные СМИ». Конвергентные процессы здесь проходят в пределах 1-го и 2-го описанных выше слоев.
  2. Гипермедиа – издания, использующие одновременно различные средства доставки контента. Например, оффлайновая и онлайновая газета. Именно их чаще всего называют конвергентными. Соответственно, конвергентные процессы здесь реализуются в первом, втором, и в третьем слоях.
  3. Трансмедиа – новые медиа, относительно которых не утихают споры: можно ли их считать СМИ или нет. Например: социальные сети, контент которых: во-первых, не информативный, а коммуникативный, во-вторых, формируется не редакцией, а пользователями. Выход трансмедиа-ресурсов из ограниченного поля профессиональной журналистики обусловлен также расширением их функций за счет решения спектра немедийных задач. Имеется в виду прямое участие социальных сетей в бизнесе, в политике, в образовании и т.п. Трансмедиа выводят не только журналистику, но и медиа в целом, за свои границы. Соответственно, конвергентные процессы здесь активно разворачиваются во всех слоях, создавая почву для выбросов конвергентных протуберанцев во внешнюю немедийную реальность.

Вывод

Мы являемся свидетелями глобальной системной перестройки информационно-коммуникативной сферы общественной деятельности. Этот процесс противоречив, сложен и многослоен. Теоретическое осмысление его в целом, вероятно пока проблематично, хотя бы по той причине, что скорость изменений превышает скорость теоретико-методологической рефлексии. Очевидно, также, что эта скорость будет только возрастать. В этой ситуации остается фиксировать происходящие фрагментарные трансформации, пытаясь приспособиться к будущему.



001 Концепцию «Длинный хвост» (англ. Long tail) впервые сформулировал Крис Андерсон в одноимённой статье URL: http://www.wired.com/wired/archive/12.10/tail.html?pg=1&topic=tail&topic_set=. Например: cтатистика интернет-магазинов показывает что товары «длинного хвосте», то есть низкорейтинговые, редкие и малоизвестные, не представленные поэтому в обычном магазине, приносят основную долю прибыли. Это относится к книгам, музыке, кинофильмам и др. продуктам культуры.
002 Цвик В.Л. О конвергенции в журналистской науке. Вестник электронных и печатных СМИ Выпуск № 10.
003 Термин «профессиональная революция» ввел британский социальный историк Г. Перкин. Им же выделены три глобальных профессиональных революции. См. Perkin G. The third revolution: Professional society in international perspective. L., 1996.
004 Малиновский П. Вызовы глобальной профессиональной революции на рубеже тысячелетий // Российское экспертное обозрение. 2007. №3 (21).
005 См. Управление персоналом: Учебник для вузов / Под ред. Т.Ю. Базарова, Б.Л. Еремина. М: ЮНИТИ, 2002.
006 Хелемендик В. С. Союз пера, микрофона и телекамеры (Опыт системного исследования). М., «Мысль», 1977. С.33.
007 Можно считать первой работой на эту тему статью В.С. Хелемендика: Проблемы координации и взаимодействия массовых средств пропаганды // Вопросы теории и практики массовых средств пропаганды. М., Мысль, 1969, вып. 2. Затем вышла монография того же автора: «Союз пера, микрофона и телекамеры: Опыт системного исследования» (1977). См. также работу: Хелемендик В.С. Некоторые проблемы взаимодействия СМИ. Ретроспективный взгляд // Отечественное телевидение: традиции и новаторство. Ч. 3. М., 2006.
008 Корнилов Е.А. Проблемы применения системного подхода к изучению журналистики // Методы исследования журналистики. Ростов-н/Д., 1984; Реснянская Л.Л. Особенности процесса формирования системы современной периодики. М., 1996; Шкондин М.В. Система средств массовой информации (Основы организации и характер структурной трансформации в условиях реформирования общества). М., 2000.
009 См. Дебрэ Р. Введение в медиологию / Пер. с франц. — М.: Праксис, 2010.
010 См. Коханова Л.А. Калмыков А.А. Штепа В.И. Информационно-коммуникативная парадигма (на примере научной журналитики). Монография. — Москва. 2008.

Метки: , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1