РЕАЛЬНОСТЬ

23 марта 2009
от

СОВРЕМЕННЫЙ ФИЛОСОФСКИЙ СЛОВАРЬ / Под обшей ред д. ф н. профессора В,Е. Кемерова. —2-е изд., испр.и доп. —Лондон, Франкфурт-на-Май не, Париж, Люксембург, Москва, Минск / «ПАНПРИНТ», 1998. — 1064 стр. 

    С. 732-735. 
 

РЕАЛЬНОСТЬ (от позднелат. realis — вещественный) — наличное, ограниченное, определенное бытие в форме вещей (предметов, качеств, дискретных индивидов). Р. обычно противопоставляют: 1) безграничному и неопределенному сущему (чистому бытию, субстанции, абсолюту), 2) невещественному бытию в формах эйдоса, идеи, идеала (см. «Идеальное»); тем самым «сущее» (онтическое, бытийное) в этом смысле противоположно Р. Обыденное мышление склонно подразумевать под Р. «все то, что есть» и отождествлять между собой понятия бытия, существования, Р. и действительности, тогда как философская рефлексия в некоторой мере разводит эти понятия: а) бытие есть либо сушее (греч. ontos, лат. ens, entia) в его отвлеченности от заполняющих его качеств и количеств, либо такая абсолютная полнота (лат. ess — есть, естина, истое), в которой все мыслимые противоположности (духа и материи, реального и идеального и т. п.) сняты, совпадают и образуют конкретное единство; б) существование (лат. ex-ist-entia, existentia — букв.: «прошлое бытие») — бытие, оформленное как веши, свойства и отношения, проявленное из сущности (лат. essentia) и противостоящее существенному бытию; в) Р. — вещественный аспект существования; г) действительность (от лат. dei — Бог, Творец, Деятель) — единство творящего и сотворенного, действия и результата, существенного (внутреннего, целевого) и вещественного (внешнего, опредмеченного), идеи и веши, идеального и реального.

Р. — не предикат, дополняющий определение вещи неким свойством, подобным фигуре или тяжести, но именно суть бытия вещи. Вместе с тем вещество еще не есть вещь; чтобы стать вещью, вещество должно оформиться определенным образом. В механистическом естествознании XVII — XVIII вв. под веществом стали понимать все то, что имеет массу покоя и из чего состоят вещи, т. е. материальный субстрат. В XX в. вещество как нечто дискретное стали противопоставлять полю как чему-то континуальному и волнообразному. Понятие Р. раскрывается в различных философских системах и школах в зависимости от того или иного понимания природы вещи (лат. res — вещь, дело, достояние) и не имеет однозначного толкования. Вещь — единица существующего, «это», «существующее нечто» (Гегель); вещь есть все то, что может находиться в отношении или обладать каким-либо свойством. В языке вещь чаще обозначается существительным, в логике — предметными (индивидными) константами. До XIX в. в естествознании и материалистической философии основными признаками вещи считались телесность и протяженность, в связи с чем вещь сближалась по смыслу с ее границами, метрикой (ср.: лат. area — площадь, area! — пространственное, область распространения какого-либо явления; англ, realm — царство, королевство, realty — недвижимое имущество). Вместе с тем во многих языках, в т. ч. в русском, слово «вещь» имеет альтернативные значения: а) тела, целого (ср.: вещь, весь, вес), б) подлинности, естины, истины (ср.: вещь, вещий, весть, совесть). Подобная двойственность характерна для слов «есть» и «реальный»: а) имеющий место в пространстве и времени, б) неподдельный, истинный.

Аристотель различал в понятии «есть»: а) случайное наличие одного в другом, б) приписывание вещи существенных признаков, в) истинность, соответствие действительности, естину, г) актуальное проявление или возможность.

Этимологическая двойственность слов «есть» и «вещь» дает возможность применять термин «Р.» для радикально различающихся философских утверждений о сущем и существующем.

Если вещь прежде всего связывать со свойствами протяженности и дискретности, то Р. видится как совокупность разделенных   и   сосуществующих   тел, причем каждое отдельное тело есть нечто конкретное (от лат. concretus — сросшийся, целый). Такова, например, позиция  философии   реизма:   Ф.   Брентано приписывал подлинную Р. только вещам, Т. Котарбиньский призывал оставить в языке только имена тел, а «свойства» и «отношения» искоренить как квазиимена, метафорически употребляемые термины. Противники реизма полагают реальными не только вещи, но также события (процессы), свойства и отношения.Так, философы-марксисты определяют Р. как   объективно   существующие   веши, свойства и отношения (материя), которые могут воспроизводиться в сознании как свойстве высокоорганизованной материи и иметь субъективно-реальное существование и выражение в знаках.

Если вещь сближать со свойствами  ее  пространственно-временной  изменчивости, то Р. может описываться как поток, становление, единство разрушения и возникновения (об этом смысле, вероятно, напоминает греч. rhei — река, течение; panta rhei — все течет). В этом случае  Р.   понимается   как  физическое (фюзис — сотворенная   и изменчивая природа) и противопоставляется метафизическому (абсолютному) миру. Например, Гегель противопоставлял Абсолютную Идею и идеальное их инобытию в природной, физической, реальной форме.

3. При отождествлении вещи с суммой ее свойств, данных нам чувственно, Р. превращается в кажимость, видимость, майю,   поток сознания.   Субъективный идеализм исходит из формулы Дж. Беркли «Существовать — значит быть воспринимаемым» и обычно сводит вещь к сумме чувственных данных, ощущений субъекта. Начиная с «теории типов» Б. Рассела, многие представители неопозитивизма и аналитической философии стремились теоретически обосновать возможность элиминации из языка имен собственных, обозначающих вещи (тела, предметы, индивиды), и замены индивидных терминов чисто предикативными описаниями; Р. при этом понимается как то, что описывается прилагательными (общими свойствами и отношениями), соотносимыми с субъективными состояниями воспринимающего.

Другой поворот философской мысли — наивный реализм, отождествляющий объективное проявление вещи со свойствами чувственной воспринимаемости. Например, для наивного материализма характерно утверждение: Р. такова, каковой мы ее воспринимаем; явление — то же, что и видимость; субъективная Р. адекватно воспроизводит содержание объективной Р.

4. При сближении вещи со свойствами дискретности, непроницаемости, упругости, сопротивляемости внешнему воздействию субъекта можно, во-первых, объяснить, почему так часто критерий Р. ищут в чувственной воспринимаемости вещей или практике (органы чувств фиксируют именно преграды, объект дан как нечто сопротивляющееся субъекту), во-вторых, понимать вещь как отдельное и нерасчленяемое целое (единицу, элемент, стихию, атом, монаду, индивид). Приписав вещи относительную неделимость, ее и Р. теперь можно наделять, в зависимости от представления о природе субстрата, либо исключительно посюсторонним, материальным, физическим существованием (материализм), либо относить вещь и Р. к трансцендентному миру идей (объективный идеализм), либо субъективизировать содержание веши и Р. и придавать вещи имманентное существование в форме атома сознания, «факта», «протокольного предложения» (субъективный идеализм). Вместе с тем перенос акцента на вещь как нечто атомарное дает основание для логического обобщения понятия вещи, выпаривания из него упоминаний о тех или иных видах существования и закрепления за ним только

определения предмета «вообще», единицы существования любого рода и вида. Благодаря такой абстракции в современной философской литературе вместо категории веши обычно употребляют категории предмета и объекта, говорят о материальных и духовных объектах, абстрактных и идеализированных предметах; соответственно расширяется и понятие Р. — им могут обозначать любую форму существования предметов и объектов. В связи с утратой критериев непроницаемости и воспринимаемости, которыми раньше определяли Р., в науке остро встала проблема физической и математической Р. Понятие Р. настолько сблизилось с понятием существования, что к Р. стали применять критерий У. Куайна «Существовать — значит быть значением квантифицированной переменной».

  1. Если вещь непроницаема, но все же как-то дана нам внешне, чувственно, то в понятии Р. вычленяется три аспекта: а) «вещь в себе» (по И. Канту, это — ноумен, сущность, непознаваемое ядро веши); б) объективное проявление вещи, феноменон, фанерой, скорлупа вещи — это  множество  овнешвляемых свойств вещи (феноменология, противостоя наивному реализму и психологизму, обычно описывает «феномен» как знак чего-то действующего изнутри «вещи в себе»); в) видимость, «вещь для нас», т. е. способность вещи своим влиянием производить в нас представления о ней.  Эти представления могут быть адекватными явлению или иллюзорными и обладают свойством субъективной чувственной достоверности. Суждения о вещах — синтетические предположения и умозаключения о субъективно   данном    потоке свойств, но вовсе не прямое знание Р. Согласно такому взгляду, сущность, явление и кажимость как аспекты Р. имеют разные степени близости к подлинному бытию: сущность более реальна, чем явление, а явление более реально, чем чувственная достоверность восприятия вещи.
  2. Если понятие Р. раскрывать прежде всего исходя из представления о происхождении вещей из бытия путем реификаиии (от англ, reification — овеществление) подлинного бытия в тех или иных (широких или узких) границах, качествах, индивидах, но при этом также учитывать разную степень близости сущности, явления и видимости веши к бытию, то Р. предстанет либо иерархией, состоящей из универсальных, общих и отдельных вещей, либо сущность каждой вещи будет видеться как пирамида сущностей первого, второго и т. д. порядков глубины. В связи с необходимостью проговаривания связей между бытием (entia), сущностью (essentia) и существованием (existentia) и был введен в XIII в. схоластами в оборот сам термин Р. Вещь не самосуща, она определена извне и изнутри, имеет сущность и существование, внутреннюю и внешнюю стороны. Под Р. схоласты понимали вещи, обладающие значительной степенью бытия, а наибольшую Р. приписывали Богу как Полноте Бытия (лат. ens realisimum).

Позднее содержание понятия Р. стало предметом спора между реалистами, придававшими универсалиям статус всеобщих и независимых вещей (объективных сущностей), и номиналистами, признававшими Р. только единичные веши. Универсалии — либо просто собирательные имена единичных вещей и интервалов пространства, а потому не имеют статуса Р. (номинализм), либо универсалии суть родовые свойства вещей (типа «круглость», «лошадность» и т. д.), они объективно первичны, подобно тому как «человек» первичен по отношению к «Иван» (реализм), но во втором случае трудно признать за универсалиями протяженность и существование во времени, поскольку пространство и время — основа суждений о единичном. Философы нового времени также дискутировали о степенях Р. Например, Р. Декарт и Б. Спиноза приписывали высшую степень Р. субстанции, Г. Лейбниц — монадам, Д. Локк — первичным качествам (фигуре, размерам вещи), И. Кант различал эмпирическую Р. явлений и категориальную Р. Сенсуализм, склоняясь к номинализму, видит во внешнем опыте источник познания Р.; рационализм склонен допус-

кать, что во внешних чувствах Р. искажена и только разум постигает сущности вещей, разграничивая Р. и видимость; интуитивизм ищет источник познания Р. в непосредственном (необразном) знании оригиналов — во внутреннем духовном зрении, интуиции, совести, мистическом постижении сущности и феномена. Для одних философов «чувство реальности» дает опыт или практика, для других — ясное и непротиворечивое размышление о вещах, для третьих — духовная способность души прямо пребывать в сущностях и феноменах, отличающаяся от плотской способности души к достижению внешней видимости вешей. Философское понятие реализма не совпадает с понятиями реализма в искусстве или политике, однако последние трудно раскрыть вне связи с первым.

Д. В. Пивоваров 
 

Новая философская энциклопедия. Т.3. С.428:

Реальность – философский термин, употребляющийся в разных значениях: все сущее вообще; объективный мир; действительность; фрагмент универсума, составляющий предметную область соответствующей науки (например, «физическая реальность», «биологическая реальность». 
 

Метки: , , , , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1