Принципы развития творческой позиции и коммуникативной культуры личности в сложной гипертекстовой среде

27 сентября 2013
от

Н.Б.Ковалева

ГБНУ «Московский институт развития образования», ведущий сотрудник nkovaig@mail.ru

Современная педагогика   формируется в совершенно новых условиях существования и развития информационного общества. С одной стороны, мерой всех социально значимых вещей и основополагающим условием производства и воспроизводства общественной целостности становятся развитие способностей, творческого потенциала, духовно-нравственных сил, сложных личных и социальных компетенций. С другой стороны, в результате стремительного развития информационной среды (современной нам среды нашего обитания) и самого общества, проблемы медиаобразования оказываются в центре внимания образовательной политики многих стран мира. Это неудивительно, так как  медиа сегодня – одна из важнейших сфер в жизни людей всей планеты. «СМИ как четвертая власть» — одно из самых мощных метафорических выражений наших дней. Информация становится единицей жизни; главным ресурсом жизни. Цифровая реальность становится реальностью номер один, а естественная жизнь материального и вещественного плана котируется как нечто подчиненное, прилагающееся, не самостоятельное.

Основная задача образования в оцифрованном мире может быть сформулирована как создание условий, способствующих развитию у человека твердых действенных  нравственных оснований и ориентиров; способностей самостоятельно ставить осмысленные  цели и решать проблемы  в динамично развивающемся обществе в условиях текучей, не укорененной, подвижной современности. Это тем сложнее, чем быстрее перестраивается общество. Медиа стремительно развиваются, порождая новые формы и  возможности, невиданные доселе, и захватывая самое важное – власть над умами и душами, узурпируя при этом порождение смыслов, утверждение идеалов, поиск и утверждение норм и целей деятельности.

Именно СМИ начинают определять реалии общественной жизни и создавать ее новые формы и конфигурации. По меткому выражению А.А.Калмыкова, медийность современного мира — «знак будущих глобальных цивилизационных трансформаций»[1]. См. На политическую арену выходит Сеть.

Современная ситуация в  российском образовании в свете ФГОС нового поколения  требует разработки технологий, позволяющих передавать учащимся  ценности и культурные способы организации их деятельности в насыщенной информационной среде.  Новые реалии профессиональной жизни  требуют формирования  способности работать с «большими объемами информации, удерживая содержание и цели своей деятельности;  умения выстраивать сложные герменевтические контексты как необходимое содержание новых видов профессиональной деятельности;   способности ориентироваться в знаково-образной среде и  формировать коммуникативные сетевые структуры в рамках разных проектных инициатив» [2, с.205] и других.

Между тем масс-медиа, наращивая свои технологии, проникая во все поры нашей жизни, становятся все более массовыми и взращивают человека массы – человека с клиповым и потоковым сознанием, потерявшим свое личностное ядро, с отсутствующим навыком рефлексии и культуры проектного действия, не приспособленного к сотрудничеству и кооперации. Страдает волевой и творческий компонент личной энергии. Жизнь в этом случае протекает в страдательном залоге, безвольно и бессмысленно, автоматически.

«Четвертая власть» в лице СМИ формирует нормы и образцы жизни в соответствии с потребительскими идеалами, в которых основные ценности определены потребительскими качествами товаров и услуг. Соответственно, в медийной среде формируются каноны, позволяющие максимально развлечь зрителя: высокая скорость и остросюжетность повествования, быстрая смена ярких образов, введение феноменов гиперреальности – все то, что взращивает «культуру»  ремейков, отсылок, ассоциаций, эмоциональных высказываний и случайных мнений.  На первый план выдвигаются  процессы виртуализации и симуляции деятельности, в которых реальные достижения   замещаются их  знаковым выражением.

Все это ставит крайне сложные задачи перед образованием в целом, и перед медиаобразованием, в частности, и требует консолидации сил  управленцев, ученых, журналистов, педагогов для построения стратегий развития личности в современном информационном обществе [3] .

Задача превращения современного подростка   в целостную творческую личность  как одна из задач воспитания и образования  —  на первый взгляд кажется невыполнимой. Действительно, как человека с клиповым сознанием, привыкшего следовать  за  яркими опознавательными знаками и  гиперссылками, можно выдернуть из флуктуации, хаоса и неструктурированных  потоков мультимедийной информации,   позволяющих с огромной скоростью передвигаться по самым различным мирам интернет-вселенной, преодолевая и время и пространство микромоторикой собственной кисти?  Как, человеку массы, существу компульсивному и зависимому, не привыкшему самостоятельно размышлять или  думать не только о благе других, но и вообще, думать! — вернуть  идентичность, лицо, собственное представление об идеальном, должном, достойном и возвышенном?  Как открыть и привить незадачливому потребителю идею ценности поиска истины, интеллектуальную потребность в различении добра и зла, социальное и нравственное чувство ответственности за себя, за друзей, а возможно, — и за будущее нашего мира? Или хотя бы  за свое  будущее?

Прежде чем ответить на все заданные и еще не заданные вопросы необходимо определить для себя,  в чем наш идеал совершенной и социально дееспособной личности. И как меняет образовательную ситуацию стремительное развитие сетевой коммуникации и процесс взрывного роста возможностей медиасреды?

С нашей точки зрения, личность – это автономный, самодеятельный, свободный, творческий субъект своей собственной деятельности, понимаемой  как целожизненный проект собственной последовательно и рационально осуществляемой судьбы. Идеалы, ценности, цели, способности, компетентность, ответственность – вот то, о чем здесь уместно было бы говорить, но эти темы находятся за рамками темы данной статьи.

Личность характеризуется  развитым самосознанием, позиционностью,  целостной картиной мира, основанной на ценностях развития и поиске понимания истинного устройства мира, как мира сотворенного Творцом, пригласившего нас к сотрудничеству и творческому партнерству. Свобода, Творчество, Достоинство, Разумность – вот наши свойства и качества, высоко котируемые для этого кастинга. В пределе можно даже сказать, что мы трудоустроены уже при рождении, если угодно.

При этом именно сознание, за счет своей  символическо мифологической природы (А.Ф.Лосев) за счет метакультурного усилия  (Ю.В.  Громыко) или за счет поиска духовной сопричастности Творцу (В.И.Слободчиков) — является источником жизни  и мыследеятельности человека, энергийной силой его развития[4].

Особенности современной коммуникационной среды как пространства формирования ценностей, идеалов и мировоззрения личности во многом определены самой природой текстовой коммуникации.  Коммуникативные процессы, проистекающие в  информационных потоках,  заданы    исходными  структурами текста в его расширенной интерпретации как универсальной категории любой  культурной коммуникации, часть которой строится на  взаимодействии «ментальных» миров высказывания (нарратива)  различных авторов. При этом не только каждый из авторов, но все участники дискурса  вносят  свой  вклад в насыщение и развитие коллективной мысли.  С нашей точки зрения, создается  общее интерактивно-коммуникативное  мыслительное пространство, в котором образуются связи различного типа, характера и направленности. Это пространство образовано не только текстами,  к которым  прямо (цитации, референции, аллюзии) или косвенно,  с помощью так называемых «цитат без кавычек» обращается  сам автор. Оно формируется всем контентом и  консенсусом текстов,  независимо от того, знакомы ли друг с другом  авторы  и респонденты; имеет ли реальное содержание ссылка  или это лишь пустой знак[5] .

В таком дискурсе любой текст включает в себя связи со всем  бесконечным  полем иных текстов, которые соотносятся не только  в рамках создаваемой «здесь и сейчас»  гипертекстовой системы [6]. Но и за ее пределами —  в  «великом интертексте» культурной традиции [7]  или, в терминологии постмодернистов, — ризоме [8] .

Представляется   существенным выделить, по крайней мере, три различных процесса, которые лежат в основе образования структурных связей между «мирами» на различных «этажах этого  ментального пространства» [9 ]    Условно эти структуры  можно обозначить как интертекст,  дискурс  и гипертекст.

Рис.1. Схема создания интертекста автором (Н.Б. Ковалева, 2008)

 Интертекстуальность  позволяет вырвать высказывание из одного мира и сделать его органичной частью другого, что приводит через «наложение определенных фрагментов картин мира» к возникновению новой

картины[10]. Процесс построения интертекста автором можно проиллюстрировать следующей схемой (см. рис. №1).

Вторая система ризомы формируется как сложное единство языковой формы, значения и действия в коммуникативном пространстве дискурса [11].     Современный дискурс строится на представлениях о принципиальной диалогичности, вернее полифоничности культуры, выстроенных М.М.Бахтиным: «Стенограмма гуманитарного мышления — это встреча двух текстов — готового и создаваемого реагирующего текста, встреча двух субъектов, в рамках которой сознание воспринимающего, никак нельзя элиминировать или нейтрализовать»[12]. Бахтинское понимание текста как единицы диалога автора со всей предшествующей и современной ему культурой развито в работах Ю.М. Лотмана о «принципиальной многосоставности всякой  коммуникации», о «ноосфере как объединении текстов в общечеловеческую культуру или семиосферу», взаимодействие которых носит  открытый и непредсказуемый характер»[13]. В трудах Ж. Леви-Стросса, Р.Якобсона, Р. Барта, М. Фуко,  У. Эко [14]  раскрываются  такие важные черты современной коммуникации в пространстве ризомы как  искусство нарратива, произвольность входа и выхода, индивидуализация маршрута, принципиальная открытость и изменчивость,  симулякративность[15].  Одним словом, все то, что снимает необходимость поиска объективной истины  и открывает массам путь к творчеству, так как внутренние образы, ассоциации, ценности читателя определяют содержательное наполнение актуализируемых ментальных миров.

Проектирование интертекстуальной ситуации мыслекоммуникации через создание новых «узлов» гипертекста образует третью систему, которая  включает новые миры и имплицитно задает возможность прокладывания  бесконечного числа индивидуальных маршрутов  мысли и коммуникации. Классическим примером такой системы является организация коммуникации в книге Итало Кальвино «Невидимые города» или  попытка прочтения и  обсуждения романов Милорада Павича. Маршрут поиска, целенаправленный или случайный, позволяет по-новому прочесть некоторые идеи и может способствовать  совершению открытий  и переоткрытий в данной сфере. При этом, с нашей точки зрения, гипертекстовость и неструктурированность  возникающей системы не означает ее аморфность, безликость, отсутствие позиционности. Наоборот, чем сложнее дискурс, тем больше потенциал личностного развития и формирования творческой позиционности обучающихся при  правильном сценировании ситуаций понимания в контексте той или иной деятельности.

В системодеятельностной парадигме  возможности  создания условий для построения  культуросообразных ценностей и духовно-нравственных идеалов (и норм) личности, равно как и формирование культуры понимания медиатекста задаются  позиционным анализом [16].

Нами была построена рефлексивно-позиционная модель дискурсивного решения задач в процессе совместного творчества, принципы которой позволяют решать проблемы развития личности в медиаобразовании [17].

Рассмотрим процесс формирования ценностных ориентаций и идеалов подростков в современной информационной среде на  примере работы с видеороликом «3 поросенка». Ролик формально является «сиквелом» событий сказки, перенесенным в наше время. Видео начинается с ареста поросят, обвиняемых в убийстве сваренного заживо волка. Весь сюжет ролика подан с точки зрения обывателей и блогеров, которые узнают о судьбе арестованных поросят из СМИ (http://inosmi.ru/video/20120312/187899897.html.)

Видео призвано иллюстрировать проект The Guardian «открытая журналистика»,  позволяющий обычным людям формировать на основе газеты информационное поле, сообщать информацию журналистам и друг другу посредством функций соответствующего раздела на сайте. Главный редактор The Guardian Алан Расбриджер (Alan Rusbridger) так поясняет цели проекта: «Журналисты не единственные эксперты в мире и не могут адекватно рассказать все на свете». Тысячи читателей могут прийти на помощь журналистам и подсказать им недостающие факты. Действительно,   по признанию прессы, один из главных принципов  старинной газеты The Guardian, которая  издается в Великобритании с 1821 года  является принцип максимальной доступности контента: его легко можно «перепостить», переслать и опубликовать в стороннем приложении.

Данный ролик использовался нами в разных контекстах работы с подростками, молодежью и педагогами в целях исследования особенностей процессов понимания сложных мультимедийных текстов, выявления и апробации  принципов  формирования медиакультуры на основе рефлексивно- позиционного и сюжетно-деятельностного подходов [18]     к развитию  личности. Рефлексивно – позиционный метод предполагает  создание условий для формирования творческой позиционности личности на основе самоопределения к основным ценностям и нормам социокультурной жизни общества, заданным современным дискурсом. Сюжетно-деятельностный подход создает условия для превращения  позиционного  высказывания в реальный поступок. Очевидно, что первый шаг при сценировании такого рода образовательной или игровой ситуации необходимо предполагает разбор самого образца. Такой разбор включает: реконструкцию содержания,  восстановления  интертекстуальной     и гипертекствой      структуры и композиционных особенностей текста, определение позиций и позиционных конфликтов  основных субъектов; выявление реальных целей и  позиции авторов относительно задаваемой ими проблематики. На втором шаге уже создаются условия для выработки собственного отношения и позиции к проблеме в зависимости от контекста и основной цели деятельности, в рамках которой сценируется фрагмент работы с видеообразцом.

Рассмотрим основные особенности выбранного мультимедиа.

На наш взгляд, самой яркой особенностью  ролика является интертекстуальная отнесенность ко всем хорошо знакомой сказке «Три поросенка». Следует отметить, что английский вариант сказки сильно отличается от привычного для нашей культуры перевода C.Михалкова, который как это ни парадоксально оказался более известен не только русскоязычным читателям, но и  зарубежным, в том числе англоязычным читателям. Включение сказочного сюжета создает внутреннюю оппозиционность текста, сталкивая те архетипические  мифологемы,  идеалы,  представления о добре и зле  и  сценариях жизни, которые заложены в нас с детства сказками, —  и   типические мифологемы, ценности и сценарии  современного медийного дискурса. Как показывает практика,  большая часть зрителей, не только не «читает» заданного контекста, но оказывается столь наивной, что не выходит в рамках своих рассуждений за проблематику ипотеки. То, что это реклама The Guardian – обычно видят с третьего раза. При этом, 80% зрителей полагают, что сюжет не сложен – и «свиньи» просто совершили преступление, пытаясь выйти из финансовых затруднений. Для того чтобы создать условия для понимания дискурса и позиции авторов ролика требуется сценирование работы на основе разработанных нами принципов. В основе такого сценария лежит нормативный анализ мультимедийного образца. Однако центральным моментом сценирования является поиск проблематизирующих вопросов, которые задаются после восстановления содержания ролика и запускают процессы рефлексии и  позиционного самоопределения.

Нормативный анализ позволяет выявить следующие основные блоки рекламного ролика The Guardian (см. таблицу 1).

 

 1.Информация о событии.

Леденящая кровь история в пригородном кирпичном доме. «Страшный серый волк» сварен заживо. Свиньи заявляют, что действовали в порядке самозащиты. Убитые горем родные и близкие волка отдают дань погибшему. Полиция в срочном порядке разыскивает свидетелей.

 2.Развитие событий.

Третий из поросят взят под стражу. Внимание общественности  вновь приковано к тому факту, что вопрос о допустимости защиты  владельцами домов своей недвижимости по-прежнему не имеет  однозначного ответа.

3.Свободные высказывания блоггеров с элементами голосования:

«Да? — Нет?».

— Что-то здесь не так: настоящие жертвы три поросенка.

— Волк уничтожил два дома. Он заслужил то, что с ним случилось

— Свиньи зашли слишком далеко

— Всякий имеет право защиты своей собственности

— Сварить кого-то заживо – вряд ли это можно считать допустимой мерой обороны

— В своем собственном доме имеешь право защищаться!

4.Мини расследование

— Если бы кто-то вздумал сдуть мой дом, я бы поступил точно также

— Я был знаком с волком. Он никогда бы не  смог сдуть чей-то  дом. Он был астматик!

—  Волк страдал астмой. Что же случилось с двумя домами?

— Абсолютно непонятно, как могли эти два дома один соломенный, другой деревянный обрушится просто так. Но дыхание даже не самого здорового волка могло стать причиной их разрушения.

5.Заключение суда (развитие событий 4)

Три поросенка признались в заговоре  с целью совершения  страхового мошенничества, предусматривающего  сфабрикованное обвинение волка для сокрытия следов преступления. Мотив был финансовый. Поросята пытались справиться с ипотечными выплатами. Виновны!

6.Отношение- комментарий.

Я могу их понять. У меня тоже задолжность. Я потерял все

7.Развитие событий 3

Общественность негодует на фоне роста количества невыплат по ипотечным кредитам.

8.Надписи на плакатах.

— Спасайте  людей, а не банки!

— Банки вынудили поросят пойти на преступление!

— Люди против капитализма!

9.Развитие событий 4

Беспорядки спровоцировали начало обсуждение  реформ

10.Реклама.

Полная картина. Гардиан!

 

Визуальный ряд.

 

Заставка. Котел (сказочная музыка). 1, 2 блок. Информация:Газета Гардиан с фото загородного дома (тревожная музыка) – Захват дома полицейскими (нет музыки) 3  блок. Отношение Блогеров – показывают блогеров и их лица в момент голосования затем общий вид большого числа блогеров. Под конец – полицейского эксперта в герметическом костюме. 4 блок расследование: смена ритма, динамичная музыка, разные кадры ( волк – астматик, рассуждающий блогерр, волк, сдувающий дома, стена памяти волку)….  5 блок. Арест поросят. Суд и судьи. Здание суда.  7-9 блок. (нарастающая революционная музыка): люди – плакаты – карта -демонстрация – выкрики –поросята, волки, газеты, полицейские, кони, ….Газета.

Действующие субъекты

Герои сказки «Три поросенка» (волк и три поросенка), владельцы домов, блогеры, полицейские, законники, субъекты ипотеки,  обыватели, демонстранты, журналисты, пиарщики, издатели.

Композиционные особенности

Нарастание значимости события для общества, высокая информационная емкость тексты, независимый видеоряд, раскрывающий содержание текст, высокая скорость разворачивания событиями, фиксация альтернативных и множественных мнений, элементы журналистского расследования.

 

Таблица № 1. Нормативный анализ текста ролика

 

После реконструкции и схематизации содержания ролика, обычно мы задаем те вопросы, которые   запускают рефлексию и позволяют начать вначале реконструировать позицию авторов, а затем требуют собственного самоопределения к тексту. В  их числе: Какие медиа пространства захватывает ролик, как меняется ход сюжета? Зачем авторам нужна сказка? Какой в сказке волк? Меняются ли в ролике роли? Что через эти изменения хочет сказать автор? Как вы думаете, могут ли повлиять высказывания людей на ход событий? Как они повлияли на вас?  Зачем нужны ли высказывания  блогеров? Как изменяет ваше представление о событиях суд? Есть ли позиция у автора репортажа?  Как и за счет чего  он  хочет повлиять на общественное мнение? Зачем авторы репортажа показывают волнения?  Что это за журналистский прием? Как вы думаете, кто заказчик данного фрагмента ролика? Кого можно назвать  главным  героем ролика? Можно ли назвать The  Guardian объективным изданием? Что должно измениться, чтобы СМИ стали объективными?

В результате,  участники обнаруживают сложность данного высказывания и соглашаются с тем, что это блестящий образец профессиональной журналистской работы, показывающий важность включения всех и каждого в медийные процессы. Только после такой фиксации возможно начать проблематизацию  и вернуть группе изначальную цель. Например, в ситуации с педагогами ставится вопрос о том, как они видят задачи медиаобразования, как можно создавать условия для развития личности, сценируя работу с видеообрзцом. Студентам задается вопрос о том, какие проблемы современной медиакультуры выявляет данный ролик. Школьников просят создать собственную программу формирования медиакультуры.

Таким образом, рефлексивно-позиционный метод позволяет выделить следующие принципы сценирования обсуждения мультимедийного произведения  с целью формирования культуры понимания мультимедиа и личностной позиционности учащихся в коммуникации

  1. Выделение основных содержательных блоков текста и нормативный анализ.
  2. Выявление основных субъектов ролика и их отношения к основному событию.
  3. Характеристика основных композиционных особенностей ролика (нарастание значимости события для общества, высокая информационная емкость тексты, независимый видеоряд, раскрывающий содержание текст, высокая скорость разворачивания событиями, фиксация альтернативных и множественных мнений, элементы журналистского расследования)
  4. Построение интертекстуальных и гипертектуальных связей и схематизация дискурса.
  5. Постановка проблематизирующих вопросов. Иногда провокационный запуск размышления, выведение за грань очевидного.
  6. Реконструкция авторской позиции  и определение места данной проблематики в культуре
  7.  Фиксация ценностей , мировоззренческих установок, мифологем и идеалов, продвигаемых авторами.
  8. Формирование условий для позиционного самоопределения участников и выработки собственной программы действий.

Стремительное развитие современного информационного общества ставит перед медиаобразованием задачи, решение которых требует консолидации  сил всех творческих субъектов образования.  Рефлексивно- позиционный подход к развитию творческой позиционности личности в современной медиасреде [18] формирует технологии работы  в современном гипертекстовом пространстве, позволяющие реализовывать сложные социокультурные программы развития.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. 1.  Калмыков А.А. Четвертая политическая сила. Вестник РГГУ. Серия «Политология. Социально-коммуникативные науки». 2012. № 1. С.21-29.
  2. 2.  Образовательные технологии XXI века: информационная культура  и медиаобразование. ОТ´13. Спб: Нестор_История, 2013. – 364 с.
  3. 3.  Федоров А.В. Научное наследие Ю.М. Лотмана и задачи медиаобразования // Дистанционное и виртуальное обучение. 2012. № 6. С.18-22.
  4. 4.  Слободчиков В.И. Антропологическая перспектива отечественного образования». Москва – Екатеринбург,  2009. 264 с.
  5. 5.  Ковалева Н.Б. Турнир «Знатоки чтения» как форма  способности понимания старших школьников. //Развитие способностей понимания в средней и старшей школе», М., МИОО, 2008, С. 21-75.
  6. 6.  Барт Р. Избранные работы: Семиотика. М.: Прогресс, 1989. с.415- 418
  7. 7.  Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.:Искусство, 1979. С. 283
  8. Делез Ж., Гваттари Ф. Ризома // Философия эпохи постмодерна.  Мн., 1996.  С.6-31.
  9. 9.  Степанов Ю.С. «Интертекст», «интернет», «интерсубъект» // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 2001. Т. 61. № 1. С. 3–11.
  10. 10.  Фатеева Н.А. Контрапункт интертекстуальности, или Интертекст в мире текстов. М ., 2000.с.170
  11. 11.  Ван Дейк Т.А. К определению дискурса.//Язык. Познание. Коммуникация – М.: Прогресс, 1989. C.46
  12. 12.  Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.:Искусство, 1979. с. 285
  13. 13.  Лотман Ю.М. Структура художественного текста // Об искусстве. – СПб.: «Искусство – СПБ», 1998. С. 14 – 285.
  14. 14.  Эко У. Отсутствующая структура .ТОО ТК «Петрополис», 1998. — 432 с
    1. 15.  Бодрийяр  Ж. Симулякры и симуляция .Тула, «Тульский полиграфист», 2013. 204 с.  
    2. 16.  Алексеев Н. Г. Проектирование и рефлексивное мышление / Развитие личности, 2002, N 2, С. 92 — 115.
    3. 17.  Ковалева Н.Б. Рефлексивно-позиционный подход к развитию творческого профессионализма.// “Творчество, рефлексия, культура” — Новосибирск : СО РАН, 1994. С. 78-87.
    4. Ковалева Н.Б. Подростки на пересечении миров: СДИ или поиски выхода из лабиринта. // Сборник научных статей «На пороге взросления», М, МГППУ, 2012 . С. 185-196 .

Метки: , , , , ,

Версия для печати Версия для печати

Написать ответ

 
SSD Optimize WordPress UA-18550858-1